17.04.2014 | 10:31

Творческая свобода инструментального жанра

В Большом зале московской консерватории Государственный симфонический оркестр «Новая Россия» выступает далеко не в первый раз и привык удивлять публику. Но этот концерт был по-настоящему необычным. На выступлении, посвященном 100-летию со дня рождения выдающегося русского дирижера Кирилла Кондрашина, коллективом управлял народный артист России Александр Лазарев, а бессменный руководитель оркестра – маэстро Юрий Башмет – на этот раз выступил в качестве солиста. Рассказывают «Новости культуры».

На то, чтобы Юрий Башмет сменил дирижерскую палочку на смычок, должна быть веская причина. В последнее время маэстро все больше посвящает себя своим оркестрам, и его чаще привыкли видеть за дирижерским пультом. Но не на этом концерте.

«Иногда у меня чувство ревности вызывает, когда я нахожусь в зале, и вижу, как мой оркестр отдается другому дирижеру, – признается Юрий Башмет. – И думаю: черт. Но потом вспоминаю, что для меня же они тоже играют».

К Александру Лазареву Башмет не ревнует – убежден: дирижер такого уровня оркестру только на пользу. «Новой Россией» Лазарев дирижирует уже не в первый раз, так что на знакомство с музыкантами время тратить не пришлось. Только на доработку партитуры. Интерпретатор классической музыки, как его все чаще называют, для этого концерта-посвящения выбрал необычную программу, в которой соединил музыку Брамса и Элгара.

«Не должно смущать то, что сегодня Брамс и Элгар, – говорит Александр Лазарев. – Я уверен, что я смогу показать и убедить в том, что на Элгара – великого композитора (я считаю, что это английский Чайковский), оказала безусловное влияние музыка Брамса».

Все первое отделение отдали Брамсу, которого так любил Кирилл Кондрашин – в память о нем Юрий Башмет исполнил Сонату для альта с оркестром. Когда-то он открыл ее Европе – премьера была в Амстердаме еще в 80-х.

«Это произведение играется очень редко, – поясняет Юрий Башмет. – Тяжелая очень оркестровка. Не в смысле сложная в исполнении, а она тяжеловесная. И бедный один альт с трудом пробивается через эту массу звуков».

Александр Лазарев Кондрашину посвятил не только музыку, но и слова. Выдающегося дирижера называет страшим другом, и не представляет себе Москву 60-х без Кирилла Петровича.

«У меня самые теплые воспоминания – праздничные дни, – говорит Александр Лазарев. – Он звонит: “Саша, поедем гулять”. “Ну поедем”, – говорю. Он страшно волновался, как я доеду. А вдруг будет закрыто – тогда пробок не было – но на праздники, 1 мая, какие то улицы были закрыты. А вот как Саша поедет – страшно волновался. Дотошность в этом. Очень трогательный человек».

Он помогал молодым музыкантам, многие из них сейчас благодарят его за успех. У слушателей же другая благодарность – и не только за новые имена, но и за музыку, которую Кондрашин открывал столице.

Новости культуры