16.04.2014 | 10:28

"Укрощение строптивой" с элементами комедии дель арте

Этот год отмечен знаменательной датой. Театральный и литературный мир празднует 450-летие со дня рождения великого драматурга Уильяма Шекспира. Английского классика чествуют многие и по-разному. Андрей Кончаловский решил отметить это событие пестро, ярко, в итальянском стиле – показом спектакля «Укрощение строптивой». Рассказывают «Новости культуры».

За кулисами театра Моссовета этим вечером – настоящая маленькая Италия. Итальянская речь льется рекой. В Россию прибыла целая команда – почти 30 человек, кроме актеров – костюмеры, техники, гримеры – осваивают новое пространство.

Для спектакля итальянцы все привезли с собой, разве что требуемые по замыслу свежие огурцы – покупали уже на месте. При ближайшем рассмотрении реквизит отчетливо выдает время действия спектакля – Андрей Кончаловский перенес его в 20-е годы 20 века. Актеры готовятся с редким задором – пересчитывают старые итальянские лиры, разминаются - в спектакле им предстоит много движения. И конечно, шутят.

Получив предложение поставить «Укрощение строптивой» для Неаполитанского театрального фестиваля, Кончаловский взялся за первую свою драматическую постановку в Италии – до этого было несколько опер. Режиссер считает эту пьесу Шекспира даже более итальянской, чем «Ромео и Джульетта», к тому же – в духе комедии дель арте. Именно такую ему и хотелось поставить.

«Хотелось, чтобы люди были детьми, смеялись. И все. Никаких мессаджей, никаких сверх задач, никаких политических идей у меня нет и не будет: я искусством занимаюсь», – говорит режиссер.

Итальянский характер шекспировской пьесы – недаром действие происходит в Падуе, стал главной отправной точкой работы. Актеров Кончаловский отбирал лично по всей Италии – искал озорных, немного наивных, способных заразить своей энергией. О возможности поставить этот же спектакль с русскими актерами режиссер говорит определенно.

« Нет. Был бы другой спектакль, – считает Андрей Кончаловский. – Итальянцы – они знают, как играть комедию дель арте».

Для исполнительницы главной роли Катарины и обладательницы такого русского имени Маша – известной итальянской актрисы Маши Музи, строптивая – первый в жизни Шекспир.

«Маэстро Кончаловский еще на первой репетиции сказал, что наш спектакль – это праздник. – рассказывает актриса. – С тех пор это сознание помогает преодолевать любые препятствия, в том числе волнение перед выступлением в Москве. Во время работы мы часто слышали, как Кончаловский смеялся в зале – и нас это очень ободряло. Мы понимали: раз рассмешили маэстро, значит и публика будет смеяться».

Большая часть декораций – видеопроекция на задник сцены – натурные съемки в духе сюрреалиста Де Кирико. И атмосфера, отсылающая к манере Федерико Феллини.

«Связь с Феллини в спектакле – не только визуальная, киношная, – рассказывает актер Федерико Вани. – Например, в тексте Шекспира Петруччо – очень красивый молодой человек, сильный, однако Кончаловский идет по пути Феллини и выбирает актера не очень красивого, полноватого, более забавного. Разве я похож на Петруччо Шекспира?»

Показы спектакля в Москве станут последними, после чего, он, как любая европейская антреприза, исчезнет со сцены. Впрочем, актеры вторят друг другу: опыт работы с Андреем Кончаловским научил их многому. И еще – сделал очень счастливыми на все время работы.

Новости культуры