14.04.2014 | 11:32

Новосибирский театр оперы и балета показал "Мессу" Бернстайна на "Золотой маске"

Новосибирский академический театр оперы и балета на главной сцене страны представил мюзикл Леонарда Бернстайна «Месса». Премьера спектакля год назад прошла с трехдневными аншлагами и при повышенном внимании прессы. В прямой трансляции «Мессу» смотрели зрители во всем мире. Экспертный совет «Золотой маски» выдвинул спектакль на премию в пяти номинациях. Рассказывают «Новости культуры».

На этой сцене чаще всего танцевали и пели о неразделенной любви, ревности, власти и страсти, но вот о Боге, вере и религии – редко. В Новосибирском театре оперы и балета впервые в России отважились взяться за «Мессу» Бернстайна. И вот теперь она впервые звучит в Москве в Большом театре.

От привычных месс Баха, Бетховена, их звучания и формы здесь мало. Каноны нарушают сразу – заглядывая зрителям в глаза и воспевая Господа необыкновенно красивым голосом, главный герой священник Себастьян появляется в зале.

Дмитрий Суслов – претендент на «Золотую Маску» за эту роль – относится к ней как к миссии. Говорит, после неё «есть, на что опереться». Ему понятно, почему американский композитор в 1971 году написал именно такое музыкальное произведение. Его заказала Жаклин Кеннеди к открытию Центра исполнительских искусств, названного в честь её погибшего мужа, президента США. Понятно и почему Бернстайн включил в мессу стихи рок-музыканта Саймона и превратил это в мюзикл, начиненный джазом, блюзом, фолком и роком.

«Не зря же это было написано в то же время, когда и “Jesus Christ Superstar”, – говорит Дмитрий Суслов. – В момент катастрофической потери смыслов в западном обществе, когда люди бежали от войны, от мещанства. Бежали в хиппи, в нации. Туда, где есть что-то настоящее за этой шелухой повседневного ритуала».

Создатели спектакля уверены: странно танцующий Иисус в терновом венке и сокровенные слова молитв из уст дёргающегося рок-музыканта – это иной поиск Бога. Так Он не теряется в ритуале. В богохульстве «Мессу» Бернстайна обвиняли всегда. Когда она прозвучала впервые – была запрещена Ватиканом. Но в 2000-х её исполнили и там. Ещё один номинант на «Маску» – Айнарс Рубикис, дирижер-постановщик этой версии уверен: «она бы понравилась Папе Римскому».

На английском, латыни, арамейском – они исповедуются. Разлюбивший муж, фригидная бизнес-леди, одинокий рок-певец... Каждый – от отрицания Бога придет к его прославлению. Что путь этот непрост, режиссер Резия Калниня – тоже номинантка на «Маску», напоминала и с помощью сценографии.

«Много металла, – поясняет Резия Калниня. – Металл – в символической пирамиде. И металл как внутри – если ты из железа или ты не двигаешься не только по времени, а по духовному, тогда тебе просто сложно жить и ты становишься гвоздем».

К такой эстетике в мюзиклах «Моя прекрасная Леди» или «Чикаго» все, пожалуй, привыкли. А «Месса», скажут многие – «святое»! Понять и принять это непросто. Но в Новосибирском оперном, взявшись за Бернстайна, говорили «так мы начнем авантюру воспитания зрителя».

Все материалы темы>>>

Новости культуры