16.04.2014 | 09:58

Миф об искусстве в четырёх мгновениях

В театре «Мастерская Петра Фоменко» премьера спектакля «Гиганты горы» по пьесе Луиджи Пиранделло. Сообщая об этой новой постановке, довольно сложно расставлять акценты. Потому что и пьеса, и её постановка, и труппа в равной мере заслуживают отдельного внимания. Драматург – Нобелевский лауреат. Театр – мастерская в самом высоком значении этого слова. Жанр спектакля определён как незаконченный миф об искусстве в четырех мгновениях. Время и место действия не определены. Для мифа – обычное дело. Рассказывают «Новости культуры».

Эта машина ветра, которую крутит один из персонажей нового спектакля «фоменок», приглянулась режиссеру ещё в прошлом году. В театре она стояла на выставке театральных технологий эпохи барокко.

На сцене есть и другие причудливые аппараты – «высекатель» молний, «громоговоритель». Чудны и персонажи – в колпаках и балахонах. За сказочным сюжетом этой притчи Луиджи Пиранделло скрывается трагический миф об искусстве. На русском языке он звучит впервые.

«Сотрудник нашей литературной части, знает много языков, – рассказывает режиссер Евгений Каменькович. – В том числе – итальянский. Она мне её пересказала. И я попросил её перевести. Она перевела. А итальянская актриса наша Моника Санторо очень тщательно проверила перевод, и когда увидел его – я понял, что мы обязаны это делать!»

«Обязаны», – потому что «фоменкам» представилась возможность языком столь же необычном и замысловатом как они сами, рассказать о месте художника в обществе, о его цене. А может, о своем Мастере?

В лучших традициях Пиранделло, стирающего грани между актерами, режиссерами, зрителями – Полина Агуреева в этой постановке не просто в главной роли. Евгений Каменькович еле уговорил её значиться хотя бы в постановщиках, но она была здесь – и режиссером, и сценографом, и композитором.

«Материал дал какой-то повод для фантазий. И она полетела. Это было сложно, – признается Полина Агуреева. – Пьеса умозрительна. Мы пытались сделать её живой и пытались сделать спектакль образным. Совместить две вещи – человеческое и красивые образы, которые есть у Пираделло».

«Жизнь – это очень грустная буффонада», – говорил Пиранделло. То же можно сказать и об этой его пьесе – последней, которую он дописать не успел. За несколько дней до смерти ёё финал он продиктовал сыну. С тех пор все театры мира вынуждены додумывать развязку по его записям. Первыми в России это сделали в Мастерской Фоменко.

Новости культуры