06.07.2011 | 11:02

В столичных музыкальных вузах начинаются вступительные экзамены

«Сдать гармонию, устно и письменно». И это не единственное испытание, которое придется пройти каждому, кто мечтает о дипломе Московской консерватории – или Гнесинки. В столичных музыкальных вузах начинаются вступительные экзамены. Конкурс не так высок, как в театральных, но некоторые специальности пользуются особым спросом. Впрочем, великий Святослав Рихтер в 1937-м году поступил в Московскую консерваторию без экзаменов – однако это пример исключительный. На что надеются абитуриенты 2011-го – выясняли «Новости культуры».

Конкурс в Московскую консерваторию – примерно три человека на место. Но даже подать документы в святая святых академического музыкального образования решится не каждый. Зато, чем выше требования к абитуриентам – тем шире перспективы для выпускников. Последний выпуск, например, оказался богат на лауреатов XIV конкурса имени Чайковского, среди которых и Нарек Ахназарян, и Елена Гусева.

Абитуриенты в коридорах заметно нервничают. Экзамены еще не начались, а уже страшновато: прослушивать будут деканы факультетов. Потенциальные оперные звезды уже как будто в образе – не скупятся на высокопарные фразы, вспоминают, как полюбили оперу.

«Мне очень понравилось, это меня заворожило, меня очаровало, – говорит абитуриент Валерьян Чернидзе. – Я увидел в этом что-то божественное, то что многим не подвластно».

В день на прослушиваниях - порой до сотни человек. «Раскрыться» может не каждый, педагоги слушают предельно внимательно, чтобы не упустить талант.

«Иногда дети раскрываются спустя годы, но все-таки яркий талант – он слышан», – говорит Елена Кузнецова, декан Фортепианного факультета Московской консерватории имени П.И. Чайковского.

В ожидании очереди скрипачи играют – каждый свое, но друг другу, похоже, не сильно мешают. Для экзаменов выбирают произведения разные. Многие ставят на сложность – рисковать не боятся.

«Когда-то концерт Чайковского, концерт Паганини были очень редки и их играли выдающиеся музыканты, и им было очень трудно, – говорит Ирина Бочкова, заведующая кафедрой скрипки Московской консерватории им. П.И. Чайковского. – Сейчас больше всего играют».

В академии музыки имени Гнесиных в этом году конкурс бьет рекорды. На некоторые специальности – десятки человек на место. Однако есть и факультеты, популярностью все меньше пользующиеся.

«Мы в сложной ситуации находимся, особенно по музыковедам, – рассказывает Галина Маяровская, ректор Российской академии музыки имени Гнесиных. – В регионах эта специальность практически закрывается».

Скрипка и виолончель тоже не в числе популярных специальностей. А вот дирижерами хотят стать куда большее число абитуриентов. Профессия – трудная. Как шутят сами педагоги, выучиться на дирижера можно, но для начала им нужно родиться.

«Есть такое понятие «дирижерский нерв», вот если им обладает человек, при всех недостатках его можно выучить», – говорит Борис Ворон, заведующий кафедрой дирижерской подготовки Российской академии музыки имени Гнесиных.

Где проходят прослушивания «народников» догадаться несложно. Голоса слышно за версту. Эстрадников слышно хуже. Они распознаются по длине очереди – ей равных нет. Главное здесь, говорят – харизма. На эстрадно-джазовый в Гнесинке уже не первый год самый высокий конкурс