11.04.2014 | 11:29

В Петербурге началось массовое переселение уличных скульптур

В петербургских парках началось массовое переселение скульптур. Северная столица, следуя примеру Европы, занялась копированием старинных изваяний из гранита и мрамора. После реставрации оригиналы станут музейными экспонатами, а копии займут места на уличных постаментах. Рассказывают «Новости культуры».

Памятники некрополей уходят под землю, а парковые скульптуры гибнут от грязного воздуха и плохого климата. Специалисты музея городской скульптуры говорят, что у всех произведений монументального искусства в Петербурге и пригородных музеях-заповедниках – общая судьба.

«Сильная загрязненность, запыленность, которые приводит к почернению мрамора, выветриванию его, потому что разные вещества у нас рассеяны в воздухе, – поясняет хранитель музейного некрополя Государственного музея городской скульптуры Петербурга Юрий Пирютко. – А мрамор для наших климатических условиях требует замены».

Ко дню города на постаменты в Александровском саду вернутся не оригиналы, а копии Геракла и Флоры Фарнезских. Скульптуры были изувечены вандалами. Уже второй год в реставрационных мастерских продолжаются работы. Двойников Геракла и Флоры решили делать почти стихийно, на деньги спонсоров. Сегодня, зачастую, именно финансовые возможности определяют дальнейшую судьбу пострадавших от времени скульптур. Так или иначе – список копий всё больше. В прошлом году реставраторы Шахматной горы в Петродворце заменили беломраморные фигуры античных божеств. А недавно очередь дошла и до следующего скульптурного ансамбля музея.

Каскад «Золотая гора» Петергофского парка сейчас выглядит совсем не блестяще. Здесь начинается масштабная реставрация. Из музейных экспонатов остались только эти бронзовые маскароны. Со дня на день их увезут в мастерскую, а 16 знаменитых статуй, которые украшали эти склоны – уже в руках реставраторов.

Античный «Тритон» из Петровской эпохи попал под прицел лазера в веке XXI. Такой хронологический каламбур на лицах реставраторов улыбки не вызывает. Они говорят - скульптуры – в плачевном состоянии. Современные методы очистки для статуй с трёхвековой историей – как компенсация за все пережитое под открытым небом.

«Технология лазерной очистки – метод бесконтактный, – поясняет специалист по лазерной очистке Вадим Парфенов. – Здесь работает луч света, и это – очень щадящий в основе технологии лазерной очистки – эффект».

Помимо так называемых лазерных пучков, на старинные мраморные скульптуры в этой мастерской нацелены парогенераторы и, конечно, без скальпеля реставраторам никак не обойтись. Так, миллиметр за миллиметром снимают, старую реставрационную мастику.

«Мрамор – материал живой, капризный, поскольку он – в неудовлетворительном состоянии: сильно выветрен, деструктирован, – он буквально рассыпается в руках», – говорит художник-реставратор Татьяна Дубровская.

В этой мастерской – всё скульптурное богатство Золотой горы Петродворца. Авторы пяти самых первых статуй – выдающиеся скульпторы XVII и XVIII столетий Антонио Тарсия и Пьетро Баратта. Трёхвековые изваяния сейчас в работе. После очистки их отреставрируют и отправят на заслуженный отдых – в галереи Большого дворца.

«Процесс выветривания – внешне очень незаметный, но необратимый: постепенно разрушение поверхности мрамора происходит, – говорит хранитель Петергофского фонда скульптуры Виль Юмангулов. – Отсюда возникает другая задача – это изготовление копии».

На свои парковые пьедесталы вернутся только оригиналы скульптур 1870 года, сделанные по заказу Николая Бенуа, первого реставратора каскада. В очереди на «лечение» – самый изувеченный экспонат. Не столько временем, сколько грубыми приемами реставраторов XIX века. Разломленную вандалами статую Вулкана тогда соединили мощной кованой штангой.

Негласное правило музейщиков – пока скульптура может выглядеть достойно – её место на «культурном посту». Хотя бы потому, что изготовление копии – процесс дорогостоящий. Импортные материалы, таможенные расходы, кропотливая работа – одна копия обходится почти в семь миллионов рублей. По мнению искусствоведов, российские образцы отличаются высоким качеством исполнения. Разницу увидит только профессионал.

«Масса, из которой делается искусственный мрамор – это мраморная крошка, – поясняет заместитель гендиректора по учету и хранению ГМЗ «Петергоф» Тамара Носович. – Она дает необходимый блеск, фактуру, и поэтому говорить о пластмассовости здесь не приходится».

К маю следующего года обновлённый каскад Золотая гора вновь предстанет перед гостями парка во всем своем великолепии. А хранилища музея пополнятся «обветренными» экспонатами. Ведь в большинстве случаев скульптурное наследие для потомков можно сохранить только в помещении. Кстати, некоторые деятели культуры и предприниматели города уже выступают с инициативой создания в Петербурге «оригинального» музея для оригинальных скульптур.

Новости культуры