08.04.2014 | 10:59

Третьяковская галерея представляет выставку Федора Федоровского

В Третьяковской галерее есть уникальный для классического музея фонд – «Сценография и кинодекорационное искусство». Его основная задача – сохранить то, что сберечь непросто: память о кино- и театральных постановках. Театр, конечно, в менее выигрышном положении – ведь кино зафиксировано на пленку. А от спектакля после снятия с репертуара остается до обидного мало. Третьяковская галерея представляет выставку «Художник Федор Федоровский. Легенда Большого театра». В экспозиции – подлинные театральные костюмы начала ХХ века, эскизы, макеты и фрагменты декораций. Рассказывают «Новости культуры».

Трон царский коронационный из музея Большого театра – одна штука. Одежды царские, тоже коронационные: мужские – одна штука, женские – еще не подсчитали… Перед открытием выставки все, вплоть до последней бусинки на исторических костюмах из оперы «Борис Годунов» подсчитывается и вносится в протокол, с которым также тщательно будут сверяться после закрытия экспозиции. Автор этих костюмов, а также эскизов и макетов к спектаклям – Федор Федорович Федоровский. В 21-м году он пришел в Большой театр и почти четверть века был здесь главным художником. Даже те, кто не видел ни одной оформленной им постановки и никогда не слышал этого имени – знакомы, как минимум, с одной очень яркой работой Федоровского – кремлевскими рубиновыми звездами, изготовленными по его эскизам в 37-м году.

«Советская власть, это правда, к нему благоволила. – рассказывает куратор выставки Марина Лисаковская. – Она доверяла ему такие важные политические мероприятия, как, например, оформление парадов на Красной площади, которые так Сталин любил. И ему, как вот такому доверенному лицу, было поручено сделать звезды для башен Кремля».

Кремлевские и звезды на знаменитом занавесе Большого, оформление похоронных церемоний высокопоставленных государственных лиц, торжественных и пышных как оперные постановки съездов партии. За всем этим официозом могла бы затеряться тонкая ранимая душа художника. А о том, что Федоровский был именно художником с большой буквы, а не просто оформителем, говорят многочисленные эскизы. Хотя бы этот – к опере «Тихий дон». Федоровский специально ездил в станицу Вешенская к Шолохову, чтобы набираться впечатлений, которые воплотились вот в этих декорациях. Его работу в театре называли перфекционизмом. Ну, зачем так подробно разрабатывать мизансцены – кто как будет двигаться в пространстве – всего лишь на эскизах для пошивочного цеха? Зачем самому придумывать грим для актеров, когда для этого есть отдельные художники по гриму? Зачем делать сотни эскизов там, где хватило бы и десяти?

«Это было необязательно делать чисто формально для работы, – поясняет Марина Лисаковская. – Но это было ему необходимо, как человеку творческому, чтобы понять: а как это все будет в целом? Ну, повторяю, это делает не каждый художник».

В свое время Федоровского знали по обе стороны Атлантики, его театральные эскизы завоевывали гран-при на международных фестивалях. Но сегодня его имя известно только узкому кругу театральных работников и сотрудников Госфильмофонда, где сохранились записи его поздних постановок. Эта выставка возвращает имя Федора Федоровского, но не было бы и ее, если бы сам художник не позаботился о сохранении своего наследия – предложил, чтобы результат труда театральных художников – декорации и задники – после спектаклей не выбрасывали, а отдавали бы на хранение в организованный при Большом театре музей.

Новости культуры