06.07.2011 | 19:36

Воссоздана столичная Усадьба Гончарова

Обнадеживающая новость с арены затяжной борьбы за сохранение исторического облика столицы. Не просто качественно, по всем правилам отреставрирован, но частично воссоздан памятник архитектуры конца XVIII – начала XIX веков – Усадьба Гончарова. Положительный результат в немалой степени достигнут благодаря активному сотрудничеству профессионалов и компании-пользователя памятника, которая отнеслась к необходимости реставрации с должным пониманием и ответственностью. Рассказывают «Новости культуры».

Разделенный шпагой щит под дворянским шлемом – герб рода Гончаровых – снова можно увидеть на фронтоне родовой усадьбы. Церковь там была построена еще на средства прапрадеда жены Пушкина, основателя полотняных фабрик Афанасия Абрамовича Гончарова. А дом принадлежал его внуку Афанасию Николаевичу, который оставил наследникам лишь долги в полтора миллиона рублей. Впрочем, усадьба Гончарова наполовину сгорела в пожаре 1812 года.

«Конечно, мы не предполагали, что найдем здесь изразцы XVII века, ядра, которые были откопаны в подвалах. Конечно, каждый объект таит в себе много находок, которые свойственны этому месту или к тебе удачно попали как подарок за кропотливую, тяжелую работу», – говорит архитектор, автор проекта реставрации Елена Степанова.

В 1815 году купец Филиппов приобретает здание под чаеразвесочную фабрику. Не важно, что после наполеоновского пожара в доме нет второго этажа с мезонином, деревянных переходов между боковыми (хозяйственными) флигелями. Усадьба вплоть до 1996 года существует в таком виде и не считается памятником культуры.

«Здесь были коммунальные квартиры, куча людей с вытекающими отсюда последствиями, антисанитария. И когда мы поставили задачу привести это все в нормальный вид, ГУОП и Москомнаследие сказали, что это памятник и все надо сделать в первозданном виде», – рассказывает генеральный директор компании-пользователя памятника Виктор Косовец.

По закону компания-пользователь объекта культуры федерального значения обязана полностью за свой счет проводить научную реставрацию. Это очень дорогостоящая затея для арендатора и тяжелая работа для Департамента культурного наследия. Первым нужны удобства, вторым – сохранение аутентичности.

«Очень много усилий мы потратили, чтобы убедить пользователя, чтобы это все было воссоздано в тех материалах аутентичных, которые должны быть. Для цоколя был применен белый камень, чтобы паркеты были из дерева, а не настелен ламинат, чтобы печки были изразцовые, а не сделанные из кафельной плитки, чтобы была восстановлена лепнина – деревянная столярка, а не пластмассовая со стеклопакетами», – заверяет заместитель начальника Управления по сохранению объектов культурного наследия Департамента культурного наследия Москвы Елена Свирина.

Около 15 лет ушло на восстановление исторического облика усадьбы. Теперь среди потока машин можно увидеть тот самый образец высокого классицизма, который существовал до пожара 1812 года. Только материалы – новые.

Не найти теперь, к примеру, старых форточек, говорят реставраторы, как впрочем и многих других деталей, сделанных по старинным технологиям. Но важно другое: найдены и законсервированы палаты XVII века, кирпичные своды конца XVIII века. В этих интерьерах работают люди, которые теперь с интересом изучают историю, возрожденную у них на глазах.