07.07.2011 | 09:41

"Меланхолию" Ларса фон Триера запускают в прокат

Последняя картина Ларса фон Триера "Меланхолия" , с безупречным актерским ансамблем - Кирстен Данст, двумя Шарлоттами Генсбур и Рэмплинг и Кифером Сазерлендом, представленная, как и большинство фильмов режиссера на Каннском фестивале, выходит в четверг российский прокат.

С Каннским фестивалем любимца интеллектуалов Ларса фон Триера связывает многолетний роман. Один из первых его фильмов, "Рассекая волны", покорил Канн и все последующие ленты, либо попадали в конкурс, либо становились фильмом открытия и так далее. Коса нашла на камень с "Меланхолией". Даже предпоследний фильм Триера "Антихрист", который впечатлительная каннская публика в чем только не обвинила из-за порно-садистских сцен, не вызывал столько эмоций, сколько "Меланхолия", а точнее сопровождающая показ пресс-конференция. Триер, известный всему миру как провокатор, неожиданно сообщил, что понимает Гитлера по-человечески и предложил всем, кому этого хочется, считать его нацистом. Последовавшая буря сравнима примерно с концом света, показанным в "Меланхолии" - руководство каннского фестиваля объявило его персоной нон-грата, запретив близко приближаться к красной дорожке. Тем не менее, свою пальмовую ветвь фильм сорвал, получив награду за лучшую женскую роль в исполнении голливудской актрисы Кирстен Данст.

Персонаж Кирстен Данст, Жюстин, страдает от депрессии и на этом фоне не по любви выходит замуж, рядом ней сестра Клэр (Шарлотта Генсбур), которая помогает с организацией торжества, ее муж (Кифер Сазерленд) и мать сестер (Шарлотта Рэмплинг), а также многочисленные гости.

На более крупном плане происходит подготовка к концу света - к Земле приближается планета Меланхолия, которая разрушит все живое при неизбежном столкновении. Если в первой части свадьба слегка затмевает главную интригу, то во второй части все находятся в ожидании смерти.

Первый показ "Меланхолии" в России в рамках 33-го Московского Международного кинофестиваля сопровождался переаншлагом. Огромный зал кинотеатра "Октябрь" был не просто забит, люди буквально свисали с балконов в надежде получить откровение, что, в общем, и случилось. Но два с лишним часа масштабного и живописного полотна, полностью укладывающегося в классическое представление о красивом, не все смогли выдержать, да еще под Вагнера, и зал по итогу опустел ровно на четверть.

Многие, уважающие Триера за "Догму" - движение, провозгласившее красоту главным своим врагом, испытали разочарование. В 1995 году Триер и его единомышленники отказались при съемках от искусственного света, монтажа, спецэффектов, начали работать с ручными камерами и непрофессиональными актерами. К чему привел манифест "Догмы" пятнадцатилетней давности красноречиво документирует "Меланхолия".

Здесь есть пролог, который сделан как оживающая живопись, например, прерафаэлитов, с прекрасной Жюстин (дальше в фильме она выглядит чуть хуже), падающими совами, замедленной съемкой и эффектной картиной вхождения одной планеты в другую. По ходу фильма возникают пейзажи, перспективные виды, картины Малевича, Брейгеля, изящно по косой падающий град, излучина реки при лунном свете и, внимание, обнаженной Кирстен Данст, а также потрясающая планета Меланхолия, лазурного цвета, несущая смерть хоть и страшную, но красивую. Есть монтаж, искусственный свет и все то, чего нет в фильмах, сделавших Триера знаменитым.