03.04.2014 | 09:52

"Аида" Петера Штайна появится в репертуаре Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко

Трудно представить себе, чего ещё не делал в театре знаменитый Петер Штайн. Но вот оперу он действительно ставит впервые. И впервые за последние 16 лет работает в России. Когда столичный музыкальный театр имени Станиславского и Немировича Данченко предложил мэтру поставить «Аиду» Верди, Штайн поначалу отказался, поскольку считал, что условности оперного жанра для него неприемлемы. Но, наверное, желание новой встречи с российской публикой было сильным. Премьера назначена на 11 апреля. А накануне в театре состоялась так называемая рояльная репетиция. Рассказывают «Новости культуры».

За сценой театра Станиславского говорят на многих европейских языках. Команда Петера Штайна – интернациональная. Уверяют: понимают друг друга без слов – сработались давно. Об «Аиде» театр и режиссер договорились почти два года назад. Репетировать начали в феврале. Штайн приехал с полностью готовым замыслом. Ставит – очень быстро.

В «кэжуал» исполнителям выходить на сцену еще не долго. Это последняя черновая репетиция, когда подгоняют, отлаживают, сверяют – технические составляющие спектакля. В пошивочном цеху – работа полным ходом. Художник по костюмам итальянка Нана Чекки – со Штайном сделала не один проект. У нее за плечами классическая балетная школа. Там изучила основы анатомии – объясняет художник. А еще диплом филолога – говорит, по буквам, грамматически анализирует все движения. Прежде чем начать работу – она долго наблюдает за исполнителями. Ее кредо: нужно быть исторически точным, но гуманным. Артисту должно быть удобно.

«Я считаю, лучше что-то убрать, чем что-то добавить, – поясняет Нана Чеки. – И в нашем случае, когда мы воссоздаем конкретную эпоху, атмосферу – задача убрать намного сложнее. Я, конечно, изучала материалы, но и много думала. Так что могу сказать, что моя работа на 100 процентов документ, но и на 100 процентов моя интуиция».

Пространство сцены тоже очень лаконично. Ни одной колонны, никаких сфинксов, пирамид и статуй фараонов. Такова режиссерская концепция. «Аида» – выбор театра. Петер Штайн считает: ставить очень популярную классику очень сложно. Сразу решил – никакой помпезности. Чтобы зритель проникся хрестоматийным сюжетом, решил изменить привычные акценты.

«Популярность этой вещи – несколько односторонняя, – отмечает Петер Штайн. – Обычно в постановках увлекаются деталями и пышностью. Вплоть до слонов на сцене. На самом деле Аида это очень интимная камерная вещь. Это опера о любви. О вечном любовном треугольнике. Для меня именно это – основная тема».

Штайн, который известен вниманием к русской драматургии и системе Станиславского, и в этой постановке добивался от артистов психологической достоверности. Разбирали мотивы и характеры. Так что в театре уверяют – зрителю предстоит открыть хрестоматийную оперу – заново.

Новости культуры