02.04.2014 | 09:32

Исполнилось 75 лет со дня рождения Геннадия Бортникова

Исполнилось 75 лет со дня рождения Геннадия Бортникова. Любимец театральной Москвы 60-70-х: зрители со стажем до сих пор вспоминают, как у служебного входа театра имени Моссовета после спектаклей Бортникова ждал строй поклонниц – «плотный, как хор Пятницкого». И после ухода кумира – в театре ещё долго находили адресованные ему записки. Бортников появился на волне «оттепели», в эпоху последних идеалистов. Сам был идеалистом – в юности увлекшись живописью, решил стать вторым Рафаэлем, не меньше. Но Суриковское училище так и не закончил. Рассказывают «Новости культуры».

Знакомство с театром для Геннадия Бортникова началось с драмкружка, куда он пришел работать художником. Но в Школу-студию МХАТ уже поступал на актерский факультет. И не прогадал: в 23 года Бортников был принят в труппу театра Моссовета, где в то время служили Фаина Раневская, Вера Марецкая, Николай Мордвинов. Но артист не потерялся на фоне великих. Уже первая роль – в спектакле по пьесе Виктора Розова «В дороге» принесла известность молодому актеру.

«Он был таким иноходцем и совсем не похожий ни на кого, – вспоминает народная артистка РФ Нина Дробышева. – И когда мы играли с ним, я была его первой партнершей в театре Моссовета, играли спектакль «В дороге» то это на сцену ну выплеснулся фонтан дарований, его полюбили все: партнеры, режиссура, критика, зрители – это было нечто, открытие, в те 60-е годы, когда мы вместе с ним начинали».

Спектакль посмотрел известный французский продюсер и пригласил артистов в Париж – на Фестиваль Наций. Там Бортников получил почетную премию критиков и публики.

После парижского успеха Бортникова стали называть русским Жераром Филиппом. На все постановки с его участием билеты раскупались мгновенно.

Раскольников в «Петербургских сновидениях», Ганс Шнир в спектакле по повести Бёлля «Глазами клоуна», Черт и Смердяков в «Братьях Карамазовых», – Бортников всегда был невероятно востребован в театре.

«Мы играли несколько лет, и каждый раз это были разные спектакли, – рассказывает народный артист РСФСР Георгий Тараторкин. – Гена был абсолютно одним в Смердякове, в этом ничтожестве, и совсем другие краски, совсем другая природа, темперамент в Черте. Вообще, конечно, это был удивительный актер».

Бортников много снимался в кино. «Наш дом», «Было у отца три сына», «Веселый трамвай» – фильмы с его участием выходили одним за другим. Но коллеги уверены, по-настоящему узнать артиста Геннадия Бортникова можно было только в театре.

«Вот его индивидуальная манера, она, действительно, не очень годилась к кино, – говорит театральный режиссер, художественный руководитель театра имени Моссовета Павел Хомский. – Кино – это, все-таки, такая натуральная правда. Он был как бы немножко выше этого. Действительно, были такие роли романтического склада, но он был актер с огромными возможностями».

Он был личностью эпатажной и очень любил розыгрыши – вспоминает друг актера, режиссер Юрий Ершов: не зря родился в день смеха. Но вне театральной жизни Бортников был совершенно другим человеком.

«Гена на сцене был распахнутый очень, у него была солнечная батарея, которая озаряла светом весь зал, а в жизни у него была такая броня, и надо сказать, что он был очень защищен», – рассказывает Юрий Ершов.

В последние годы жизни Бортников сам поставил несколько спектаклей, где выступил как актер, режиссер и художник по костюмам. Театр оставался его главной любовью буквально до последнего дня – Геннадия Бортникова не стало в 2007-м году, 27 марта – в день театра.

Новости культуры