28.03.2014 | 13:38

Третьяковка представляет работы Александра Головина

Государственная Третьяковская галерея представляет выставку работ Александра Головина, к 150-летию со дня рождения художника. Он начинал как продолжатель традиций передвижничества. Со временем увлекся декоративно прикладным искусством. Создал майоликовые панно для фасадов московской гостиницы «Метрополь». В 900-м на Всемирной выставке в Париже оформил в национальном духе интерьер русской деревни. И параллельно начал работать в театре. Сначала в Большом, потом – главным художником-консультантом при Дирекции Императорских театров в Петербурге. Его ожидала слава одного из самых ярких российских сценографов. Рассказывают «Новости культуры». 

Александр Головин вошел в историю русского искусства как большой поклонник ботаники. Художник, разводивший у себя дома разные сорта растений и заказывавший семена за границей, однажды обиделся на газетного критика только за то, что тот перепутал и неправильно указал название цветка в букете на его картине.

При этом слыл щеголем, любил одеваться с иголочки. Все эти маленькие странности и детали лишь подчеркивали главное - талант. Искусствоведы в один голос утверждают: Головин - один из самых ярких театральных художников Серебряного века.

Для современников Александр Головин остался фигурой, во многом неразгаданной, «человеком, застегнутым на все пуговицы». Это в жизни. Что касается творчества - до сих пор спорят, кем он был: великим живописцем, посвятившим себя театру, или театральным сценографом, оставившим яркий след в станковой живописи.

«Люди Серебряного века ходили в театр и видели постановки Головина, вот его это великолепное совершенно оформление, эти брызги колоризма, декоративизма», -говорит куратор выставки Элеонора Пастон.

Но для современных зрителей все это нуждается в доказательствах и разъяснении. Полная картина, кем был Головин, не складывается: наследие художника раскидано по десяткам музеев, что-то и вовсе было недоступно, как, например, лишь в прошлом году отыскавшиеся в недрах Александринского театра подлинные костюмы мейерхольдовского «Маскарада». На этом фоне не выглядит парадоксальным, что, например, один из сокураторов выставки, Маргарита Чижмак, еще год назад к творчеству живописца относилась, мягко говоря, прохладно. «Меня он не интересовал как художник, скажем так. Меня его произведения не трогали так сильно, как произведения его современников: Коровина, Левитана, Нестерова», - признается она.

Все дело в том, говорит директор Третьяковской галереи, что Головину просто не повезло. Его забыли, хотя вспомнить есть что.

«Вот меня тоже спрашивали, не все знают, что это за художник, мы всем напоминаем, что все знают гостиницу "Метрополь", но не все знают, что все керамические панно, их там несколько, выполнены по эскизам Александра Головина», - отметила генеральный директор Третьяковской галереи Ирина Лебедева.

Выставку решили делать так, как будто впервые открывают это имя в искусстве. Фотографии, эскизы, живопись, этюды к спектаклям Мейерхольда, Станиславского, дягилевским «Русским сезонам». Параллельно велась работа в архивах. Выяснилось, что при написании портретов глаза – зеркало души - Головин писал в последнюю очередь. Все мысли и чувства он выражал через цвет и свет. Например, эта девочка привлекла внимание художника только потому, что ее одежда оказалась подходящего цвета.

«Фрося, дочка царско-сельского дворника, вошла в квартиру Головина, и он тут же увидел - у него был дар колориста - вот этот ритм: зеленое, белое, красное. И он тут же усадил Фросю на банкетку, вокруг нее организовал такой натюрморт, и для него было важно, прежде всего, сочетание цветовое», - рассказывает куратор выставки Маргарита Чижмак.

Спустя год работы в архивах Маргарита Чижмак изменила свое мнение об Александре Головине.

«Вообще искусство Головина для меня, вот после того, как я туда погрузилась, это такой пленительный мир мечтаний художника, где вымышленное сливается с подлинным, где все живет по законам вымысла и игры», - объясняет Маргарита Чижмак.

Искусствоведы говорят: даже если бы Головин не создал ничего, кроме галереи портретов своих современников, это Шаляпин в роли Бориса Годунова, он уже вошел бы в историю русского искусства. Но именно работа в театре подняла художника на недосягаемую высоту. Когда-то Дягилев, пригласивший Головина оформлять оперы «Русского сезона», попросил его: «Сделай так, чтобы Париж рехнулся». И он это сделал.
 

Новости культуры 

Читайте также:

Выставка Александра Головина открывается в Третьяковской галерее

Третьяковская галерея готовит к открытию выставку Александра Головина>>>