25.03.2014 | 11:47

Александр Титель и Екатеринбургский театр оперы и балета представляют свою версию оперы Мусоргского "Борис Годунов"

Фестиваль «Золотая маска» продолжает представлять номинантов на главную национальную театральную премию. На этот раз свою интерпретацию оперы Мусоргского «Борис Годунов» на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко показала труппа Екатеринбургского театра оперы и балета. Рассказывают «Новости культуры».

Золотых куполов, собольих шуб и Шапок Мономаха в экранизациях и постановках «Бориса Годунова» давно нет. Но Екатеринбургский театр оперы и балеты свой спектакль не совсем осовременил. Их опера – скорее, о смутном безвременье. Поэтому на сцене такое придуманное сооружение из ржавых и жестяных лестниц и стен.

Чтобы выплеснуть разом «сгусток боли» – а именно так определяет эту оперу режиссер Александр Титель, от антракта отказались. Два часа трагедии. Никакой лирики, любви к Марине Мнишек, «сцен у фонтана». Это первая редакция оперы Мусоргского. За вариант, который некогда отвергли, стали браться лишь недавно. Александр Титель – номинант на «Золотую маску» – сделал из него антиутопию.

«Пока жива Россия, “Борис Годунов” будет так или иначе актуален, – говорит Александр Титель. – Мне показалось, что сейчас жанр антиутопии – в те сложные времена, которые мы переживаем, – может оказаться нужным, современным и интересным».

Народ, что потерял доверие к власти, – здесь буквально – «серая масса» в толстовках с капюшонами. Через металлический рупор слушают то ли своего царя, то ли вождя, то ли президента. О партии Бориса Годунова претендент на «Золотую маску» Алексей Тихомиров говорит: она делается всю жизнь.

«Борис Годунов удивляется: А у меня, оказывается, и совесть есть, и она меня и душит, она меня и преследует. Я думал, что я избавлен от этих предрассудков. Я сильный лидер, президент, допустим. Он понимает: вся его сила – ничто, по сравнению с болью от мучения совести», – говорит солист оперной трупы Екатеринбургского театра оперы и балета Алексей Тихомиров.

Современников Мусоргского шокировали варварские, ужасающие звуки, которые порой извергал оркестр. Наш современник – дирижер из Германии Михаэль Гюттлер называет русского композитора великим гением. Но говорит: порой за его драматически нагнетающими темпами поспеть сложно.

«Я очень горжусь, что я здесь, что у меня есть номинация – лучший дирижер, – признается дирижер. – Для немца – это вообще максимум. Вы представляете это!»

У Бориса Годунова хоть он и при галстуке, есть скипетр и держава. В келье старца Пимена, как и полагается, лампада. А бояре-депутаты при костюмах будто из советских времен. Постановщики настаивают: эта опера – не камень в огород, что за окном. Это намек на самые разные тяжелые, повторяющиеся как по спирали, эпохи в истории России.

Все материалы темы>>>

Новости культуры