24.03.2014 | 12:01

«Легенда века» - выставка в Музее русской литературы

Сегодня исполнилось 125 лет со дня рождения Александра Вертинского, того, с кого, по сути, началась русская эстрада. Поэтом, композитором, актёром его тоже никогда не перестанут считать. В Государственном литературном музее открылась выставка, посвященная артисту. Здесь личные вещи, афиши, рукописи, даже мебель из кабинета Вертинского. Здесь всё, что может рассказать о «легенде века» - именно так называется экспозиция. Её осмотрели «Новости культуры». 

Этот узнаваемый голос, грассирующее «р», из-за которого его обладателя не приняли в Художественный театр. Говоря «Вертинский», вспоминаешь не столько внешность, сколько эту надтреснутую интонацию. Его романсы – это и разные образы, и страны, и как будто жизни. Таким – скитальцем, его и представили на выставке. Один из ее организаторов – художник Юрий Купер.

«Я считаю его блестящим поэтом, недооцененным даже среди интеллектуалов. Я считаю его блестящим актером и, кроме того, я считаю, что он прожил необычайную, полную жизнь», - говорит художник Юрий Купер.

Из Киева – в Москву. Богемная жизнь, первые сценические пробы. Провал. Смена образа, но дальше - Первая мировая. Фото того периода. Дочь Вертинского Анастасия собрала для этой выставки почти весь семейный архив.

«У него на руке повязка санитарная. Он в какой то момент стал работать в санитарном поезде, делал перевязки. Он сделал около 36 перевязок и даже 1 операцию. И всегда говорил: "Надеюсь, что Господь бог отдаст мне аплодисментами"», - вспоминает актриса, дочь Александра Вертинского Анастасия Вертинская.

И так случилось – уже в тех же поездах. Сценический образ появился «вдруг». Его называли Пьероша или брат Пьеро. Эта маска на советской эстраде появилась благодаря Вертинскому.

Пьеро в белом или черном. Независимо от цвета платья, его лицо всегда покрывал толстый слой грима – черные брови, алые губы – это маска, за которой Вертинский скрывал свою стеснительность. Боязнь публики прошла только в эмиграции. Тогда появился другой образ – аристократ с сигаретой в руке.

Вторая жизнь – послевоенная – другой зал: фотографии, ноты, портсигары. Русский шансонье в костюме с бабочкой. Он дружил с Чаплином и Гарбо, с Дитрих и Мозжухиным. 25 лет эмиграции, в которой его музами были – ностальгия и любовь. Долгожданное возвращение в СССР в 43-м – это уже третья жизнь – с жесткой цензурой. Из всего репертуара оставили только 36 романсов. Но он продолжал петь, давал больше 20-ти концертов в месяц. Не только те 36, намного больше уже почти 15 лет исполняет Александр Ф.Скляр.

«Это очень глубокий, потрясающе тонко работающий с русским языком артист, поющий на настолько выверенных интонациях, что это практически невозможно повторить. И точно осознающий свою уникальность», - считает музыкант Александр Ф. Скляр.

Его уникальность признали. Все чаще говорят о том, кто он – загадочный человек-спектакль Вертинский. Его романсы на стихи Ахматовой, Блока, Цветаевой сегодня поют многие. Но как он – никто.

Новости культуры