20.03.2014 | 09:54

Последние штрихи к портрету "Дамы с камелиями"

Сегодня в Большом театре состоится премьера «Дамы с камелиями». Знаменитый балет на музыку Шопена представляет Джон Ноймайер. Это вторая постановка всемирно известного хореографа в главном театре страны. В 2004-м году на этой сцене он показал «Сон в летнюю ночь» по Шекспиру. И вот теперь – «Дама с камелиями». Один из самых знаменитых балетов Ноймайера впервые увидят в Москве. В Большом постановка осуществлена при поддержке банка ВТБ. На генеральном прогоне побывали корреспонденты «Новостей культуры».

Джон Ноймайер не расстается со своей «Дамой с камелиями» почти сорок лет. После премьеры в 78 году в Штутгарт-балете хореограф проснулся знаменитым. История Дамы и с камелиями разошлась большим тиражом по всему миру. В России о ней конечно все слышали, но видели только один раз на праздновании 300-летия Санкт-Петербурга. И вот теперь история любви и смерти в афише Большого.

Ноймайер влюбил труппу в свою «Даму». Ничего не ускользает от его внимания. Столкнувшись с Семеном Чудиным – замечает на ходу неточность грима. Хореограф предельно точен к деталям, создающим атмосферу и настроение. Но не считает свои балеты музейными экспонатами.

«Мне важно, чтобы мои спектакли соответствовали времени, – говорит хореограф. – Никакой архаики. Поэтому я стараюсь убедить артистов и зрителей, что это сюжет современный. Для меня эта история искупление любви, могла быть сегодня».

Светлана Захарова танцевала три версии, но эта «Дама с камелиями», сразила ее в самое сердце. Знаменитая куртизанка, объект обожания мужчин и зависти женщин, словно сошла со страниц романа Дюма-сына.

Ничего надуманного и вычурного. Жесты, взгляд, поворот головы – все становится продолжением танца, обращением дамы полусвета в любящую женщину.

«Такой естественности и натуральности не встречала я в спектаклях, – признается Светлана Захарова. – Настолько все чисто, нежно, трогательно, по-настоящему и взаимоотношения с партнерами – до мелочей».

Эдвин Ревазов на премьеру в Большом, приехал из Гамбурга. Со Светланой Захаровой танцует впервые. Партию Армана знает наизусть, но снова и снова проживает эту историю. Костюмы Юргена Фон Розена – и помогают, и мешают танцу.

«Когда выходишь на сцену и видишь этот шик, это помогает: попадаешь во время, но танцовщикам надо привыкнуть», – говорит Эдвин Ревазов.

Пройдя кастинг, Анна Тихомирова попала в первый состав. Получила сразу две партии – куртизанки Манон, и подруги Маргариты – Пруданс. В романе Дюма Арман дарит Маргарите книгу аббата Прево «Манон Леско». Ноймайер сделал знаменитую даму полусвета – зеркальным отражением темной стороны Маргариты. К концу балета от гламурной красотки останется только тень.

«На протяжении спектакля костюм становится все старее, превращается в лохмотья, так же как мои прическа и макияж, – рассказывает Анна Тихомирова. – У меня три одинаковых костюма на протяжении балета они изнашиваются».
На последней репетиции говоря о Маргарите Ноймайер не скрывал слез. Своей искренностью и переживанием поразил артистов Большого. Впервые сделав эту историю для вдовы Джона Крэнко – Марсии Хайды, он так и не отпустил Маргариту, хотя прошло почти сорок лет.

«Человек, поставив балет столько лет назад, испытает те же чувства к героине, меня настолько затронуло, что я сама заплакала», – говорит солистка Большого театра Кристина Кретова.

Музыка Шопена – еще один козырь «Дамы с камелиями». Ноймайер сознательно ушел от привычных партитур Верди, Листа. Шопеновские вальсы, сонаты, как будто специально написаны для этой истории, в которую труппа Большого влюбилась раз и навсегда.

Новости культуры