17.03.2014 | 19:31

Реставрация или ремонт? Споры вокруг памятников архитектуры продолжаются

Столичным градозащитникам удалось остановить разрушение очередного памятника архитектуры – дома причта Крестовоздвиженской церкви. Здания XVIII века. Но радость победы омрачают неизмеримо большие потери. Из последних – каретный сарай опекунского совета, на Солянке. Он лишился фасадов, а его лепнина стала бетонной. Под видом реставрации разобран дом причта церкви Антипия на Колымажном дворе. Обзавёлся новодельной надстройкой дом Высоцкого на Новой Басманной. Все эти случаи объединяет одно обстоятельство – официальное разрешение чиновников на проведение работ. В одном случае активистам удалось добиться проведения прокурорской проверки, и Департаменту культурного наследия пришлось возбудить дело об административном правонарушении. Рассказывают «Новости культуры».

Летом прошлого года активисты движения «Архнадзор» забили тревогу. Под видом реставрации лишился своего исторического фасада дом причта Крестовоздвиженской армянской церкви. Здание XVIII века, пережившее пожар 1812 года, выглядит теперь как новодел. На один памятник архитектуры в Москве стало меньше.

«Мы, естественно, стали обращаться в департамент культурного наследия, по телефонам и письменно, – рассказывает координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов. – И, к сожалению, в течении трех месяцев нам приходили успокоительные ответы, что все здесь контролируется, что все в соответствии с утвержденным проектом реставрации».

Сотрудника Москомнаследия, у которого «все было под контролем», глава департамента Александр Кибовский, как оказалось, уже уволил. Как раз из-за этого случая. Чиновник наказан, так называемая «реставрация» остановлена, но памятнику нанесен ущерб. Константин Михайлов уверяет: проблема не только в недобросовестных арендаторах, норовящих вместо реставрации отделаться евроремонтом, но и в отсутствии должного контроля со стороны властей.

«Да, чиновник-контролер там должен находиться, но делать хорошую реставрацию из-под палки, как показывает практика, не получается, – поясняет Александр Кибовский. – Нельзя, когда реставратор боится палки капрала больше, чем противника – по тактике Фридриха Второго. Помимо того, что мы занимаемся реставрацией, мы как то об этом не говорим, но мы же занимаемся: мы сносим огромное количество объектов пристроенных, надстроенных, вообще никто никогда этим не занимался в городе, но мы же снесли мансарду на доме Пастернака. Мы же ее снесли! Это город снес, никакие-то там общественники».

Активисты «Архнадзора» помогают держать руку на пульсе. Новая Басманная, 13. Здание известно, как дом Высоцкого из альбомов Казакова. Арендаторы самовольно надстроили на целый метр памятник архитектуры XIX века. «Архнадзор» несколько раз обращался в Москомнаследие, и всего через полгода пришел официальный ответ – с обещанием проверки. А вот самый последний пример. Неделю назад мэр Москвы Сергей Собянин вручил арендаторам этого с иголочки отреставрированного особняка допожарной Москвы сертификат, дающий право за отменную реставрацию в течении 49 лет платить льготную аренду – рубль за метр. Константин Михайлов показывает фотографии, на которых видно – второй деревянный этаж памятника архитектуры был разобран и заменен пеноблоками. Что с реставрацией не имеет ничего общего.

«Разрушили половину памятника, – говорит Константин Михайлов. – Было всего лишь возбуждено производство о штрафе, причем на очень незначительную сумму – порядка 30 тысяч рублей. После чего задним числом уже был согласован проект так называемого воссоздания».

«Мы его засверливали даже для прессы – он деревянный и сейчас, – рассказывает Александр Кибовский. – Вот все эти разговоры о том, что он бетонный или еще какой-то, это все эти апокалипсические сценарии, они абсолютно не при чем. Я даже не хочу это обсуждать, потому что это просто смешно для меня, как для человека, который получил диплом по охране памятников еще советского образца».

Как обстоят дела на самом деле, и правда ли то, о чем говорят активисты «Архнадзора», проверить хотя и можно, но без особого успеха.

Два уважаемых в профессиональном сообществе специалиста, курировавших реставрацию, подтвердили высокий уровень проделанной работы.

«Проект воссоздания деревянной части был выполнен, – поясняет архитектор Татьяна Борисова. – Он был согласован Москомнаследием и выполнен».

Этот пахнущий дорогим паркетным деревом и свежей краской особняк еще два года назад выглядел плачевно. Впрочем, Константин Михайлов остался при своем мнении. Он считает, что особняк был не отреставрирован, а скорее воссоздан. В Москомнаследии предпочитают не комментировать столь разные подходы к тому, что считать реставрацией. Здесь ссылаются на объемы – в этом фолианте несколько десятков отреставрированных за последние годы памятников.

Новости культуры

О защите памятников архитектуры и культуры>>>