08.07.2011 | 23:35

"Юнона и Авось": тридцать лет – о любви и верности

30 лет исполнилось ленкомовскому спектаклю «Юнона и Авось». Любой спектакль-долгожитель – это настоящий уникум. Если постановка идет регулярно в течение нескольких десятилетий и при этом собирает аншлаги, значит речь идет о живой театральной легенде. Кстати, «Юнону и Авось» телеканал «Культура» показал в первый день вещания, в 1997 году. Рассказывают «Новости культуры».

Все тридцать лет зал забит до отказа. На ленкомовский хит идут, как на премьеру. Марк Захаров долго хранил фальшивые билеты, по которым в театр когда-то прорывались фанаты. В этот вечер  режиссер вспоминает 8 июля 1981 года, когда в советское безвременье «Юнона и Авось» подняли Андреевский флаг.

«Сказать так заранее, что мы будем поднимать Андреевский флаг, военный флаг Российского Императорского флота, и будут религиозные песнопения, очень тактично выполненные замечательным композитором Алексеем Рыбниковым, что явится светлый лик Казанской Богоматери и будем петь Аллилую...», – говорит худрук «Ленкома» под аплодисменты зрителей.

Советская цензура спектакль приняла, и это было чудо. Авангардная музыка Рыбникова, революционная сценография Олега Шейнциса, раздвижные платформы, обшитые поликарбонатом – материалом, использовавшимся тогда в авиации, который делал свет динамичным, а декорации ажурными. Блуждающий лазер тоже был откровением. А еще – настоящие свечи, факел, горящие бумажные куски разлетались по всей сцене. 

«Страшно было. Мы делали вначале маленкий, потом больше, а в 1983 году у нас Еретик с двумя факелами прыгал», – вспоминает реквизитор Елена Шинова. 

Она работает на спектакле с премьерного показа. Факел может сделать за десять минут. Сейчас огненных сцен в спектакле меньше, восковые свечи поменяли на электрические, но голова у пожарных до сих пор болит.

«Стоит постоянный пост на спектакле, с оборудованием большая бригада работает», – рассказывает руководитель производственными мастерскими Артемий Харлашко.

Поэма Вознесенского стала настоящим откровением. Так пронзительно и страстно о России и о любви говорили впервые. «Юнона» вырвалась в Европу и Америку. Пьер Карден пригласил ленкомовцев в свой театр на Елисейских полях, потом над историей трагической любви рыдал Нью-Йорк.

«Когда мы были на гастролях в Нью-Йорке, Николая Караченцова обозвали бас-баритоном, и с тех пор я к нему обращался только так: уважаемый бас-баритон», – вспоминает Марк Захаров.

К своему Резанову Виктор Раков шел двадцать лет. Он занят в спектакле с 1985 года. Начинал матросом. Уходил, возвращался, но «Юнона», как магнит, не отпускает. Единение актеров и зала он всегда чувствует.

«Я специально не смотрю, но в финале иногда вижу – плачут», – говорит актер.

Шестая Кончита, Александра Волкова девчонкой на кассетах смотрела «Юнону». Рыдала и не думала, что когда-то сыграет эту историю любви. Ее вводили в роль актрисы Алла Юганова и Елена Шанина.

«Я сама в эту историю верю и люблю спектакль всей душой», – признается она.

В театре были уверены: без помощи Казанской Божьей Матери премьера не состоялась бы.

«Когда нам разрешили сыграть, Андрей Вознесенский сказал, что это, конечно влияние Казанской Богоматери. В Елоховском соборе мы поставили свечу Казанской Богоматери. С тех пор я всегда внимательно смотрю на эту икону, кланяюсь», – говорит Марк Захаров.

Резжиссер в шутку сказал своим актерам, что «Юнону и Авось» они будут играть и через тридцать лет, и тоже 8 июля. Билеты, по которым на этот спектакль сегодня пришли зрители, будут действительны. 

Читайте также:
"Юнона и Авось" отмечает 30-летний юбилей