12.03.2014 | 10:51

В Москве показали уникальные предметы, которые обязаны своей жизнью труду реставраторов

Не навреди – вслед за Гиппократом повторяют не только доктора, но и реставраторы. В правилах этих врачевателей произведений искусства еще ничего не добавлять, - только восстанавливать. Им неукоснительно следуют в отделе научной реставрации Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства. Он был создан одновременно с самим музеем – в 81-м году. Все это время специалисты вели кропотливую работу по сохранению уникальных предметов. Выставка «Наука сохранять искусство» продемонстрирует наиболее яркие результаты трудов реставраторов. Рассказывают «Новости культуры».

Выставка работ реставраторов в музее – впервые за его 33-летнюю историю. Кожа и керамика, стекло и ткань – в фондах музея экспонаты из самых разных материалов. Потому и специалисты здесь единичные в своем роде. К ним зачастую обращаются и из других музеев. И они берутся за дело, несмотря на то, что и у себя работы хватает – в собственных фондах – около 250 тысяч единиц.

«Еще очень много работы, прямо вам скажу. И то, что мы делаем для наших коллег из других музеев очень важно и нужно – обычно мы берем заказ на знаковые вещи, которые могут выполнить только наши специалисты или специалисты нашего уровня, каких немного», – говорит директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства Елена Титова.

Два года Наталья Ануфриева восстанавливала театральный костюм Шаляпина, в котором он исполнял партию Бориса Годунова. Теперь экспонат вернется в музей Глинки. Почти утраченное знамя ополчения вновь окажется в коллекции Курского историко-художественного музея. А кожаные бювары, подаренные Ленину, можно будет показывать в экспозиции в Горках Ленинских. Так же, как и плетеный стул, на котором сидел вождь. К реставраторам стул попал сломанным, с дыркой на сиденье.

«Все старое, высохшее, подгнившее, рассохшееся, – поясняет художник-реставратор Яков Горностаев. – Все ломкое, не клеится, не гнется – и от этого все проблемы. Сиденье изготавливалось на определенной конструкции, сразу на месте. Поэтому доделка сопряжена с трудностями – попасть в шаг плетения и подклейка встык рассохшегося материала тонкого».

Реставраторов по кости в России – единицы. Ирина Левашова за четыре года работы возродила больше ста произведений. Говорит, в фондах декоративно-прикладного искусства косторезных изделий еще много. Есть и такие сложные, как вот эта рама для зеркальца, собранная из 138 разрозненных фрагментов.

«Я на каждом фрагменте нашла место слома, – рассказывает Ирина Левашова. – Себя контролируя под микроскопом. И в этой раме нет ни одного моего восполнения. То есть, как она разбилась – так она и склеилась».

В отделе реставрации сегодня 12 сотрудников. Пятеро пришли сюда в последние годы. Это те немногие, кто готов постигать секреты старых мастеров и придумывать свои способы сохранения искусства.

Новости культуры