13.03.2014 | 10:04

В рамках Фотобиеннале-2014 открылась выставка работ Джессики Лэнг

Фотобиеннале-2014 продолжается в столице. Количество выставок и выставочных площадок слишком велико, чтобы публике поспевать на каждое открытие. Но на счастье публики, открываются они не одновременно. Одновременно только по какому-то одному адресу, как сегодня. Иначе не было бы возможности всё обойти, всё услышать, что скажут авторы и кураторы, и хорошенько осмыслить то, что долго и кропотливо готовилось, авторами и кураторами. Среди последних – не только признанные фотографические гении, есть и самые обыкновенные голливудские звёзды. Одна из них сегодня открывала свою выставку лично. Рассказывают «Новости культуры».

Главной интригой 10-й юбилейной фотобиеннале стала выставка оскароносной голливудской актрисы Джессики Лэнг. Зрители знают ее по фильмам «Почтальон звонит дважды», «Тутси», «Голубое небо». А вот про её талант фотохудожника в России до сих пор знали немногие.

«Я увлеклась фотографией еще в юности, и теперь, спустя много лет, возвращаюсь к ней, – рассказывает Джессика Лэнг. – Для меня это как медитация, возможность побыть наедине с миром. Снимаю я только на пленку – в ней есть глубина и душа, которой не достигнешь в цифре. Будучи актрисой, я заметила, что предпочитаю, чтобы и меня снимали на пленку. У цифры нет должной чувствительности. Моим следующим шагом будет гравюра – я хочу идти дальше – в глубину».

«Мои фотографии это то, что я вижу», – говорит Джессика о своих работах. Она старается остаться невидимкой для тех, кого ловит в сети своего кадра. Недаром её выставка называется «Незримое». Ее работы – трогательные, романтические, эстетские, очень чувственные. Джессика никогда не дает своим фото названий. А потому о том, что на этом, например, снимке, поймана ее русская внучка со змеею в руках – может знать только хорошо информированный зритель. Или что вот эта девушка Мариинском театре – Александра, дочь Джессики Лэнг и знаменитого российского танцовщика Михаила Барышникова.

«Так как одной из тем 10-й Фотобиеннале является визуальная власть, нам было интересно, как в этом участвует замечательный кинематографист и фотограф, – отмечает директор Московского дома фотографии Ольга Свиблова. – Потому что, конечно, она строит свои фотографии, как определенное фотокино. И в них есть магия кинематографа».

Тенденция нынешней биеннале – обилие черно-белых фотоисторий. «Не спрашивай, куда ушла любовь» назвала свою выставку иранка Ширин Нешат. В конце 90-х фильм «Непокорная» принес ей Первую премию Венецианской биеннале и всемирную известность. «Красота должна быть социально и политически ангажирована», - уверена художница. Серия ярких черно-белых женщин – тому доказательство.
В одном зале – сразу два британских художника. «Англия, моя Англия» – такой концентрат родины привез в Москву Крис Стил-Перкинс. Столицу Туманного Альбиона он снимает с начала 70-х, особо увлекаясь жизнью больших городов и их жителей. Спектр сюжетов – широк: сельская жизнь графства Дарем, будни лондонской больницы св. Фомы, расовые конфликты в городских трущобах, жизнь тех, кто ухаживает за больными и инвалидами. Сюжеты часто резкие, вызывающие, бьющие по болевым точкам. С точными названиями и местом действия. Его фото – немногие цветные на нынешней биеннале.

«Я слышал, как романтично Джессика только что защищала пленку и черно-белое фото, но мне кажется, это из разряда религиозного культа, – говорит Крис Стил-Перкинс. – Лично я рад, что больше не надо дышать химикатами и запираться в темной комнате. Для меня самое главное – чтобы мои фотографии были эстетически привлекательны, но при этом не становились просто декором. Я хочу, чтобы они трогали людей, будили их, будоражили».

Еще один британец – Дэвид Хёрн, признание получил в 22 года за фоторепортаж о венгерской революции. С тех пор он – ключевая фигура британской репортажной фотографии. Однако в Москве представлена совсем другая история – «Земля моего отца». Хёрн родился в Англии, однако корни его – в Уэльсе. Отсюда – вечная раздвоенность между английской и валлийской культурой. На фото за более, чем 2 десятка лет – валлийский мир, навсегда уходящий в прошлое, сцены из жизни старого традиционного Уэльса. Глобальные изменения миниформате.

Черно-белое пространство вместило две Британии, Голливуд, юмор, любовь и остановленное время. Все то, за что мы так любим хорошую фотографию.

Новости культуры