12.03.2014 | 09:29

Джон Ноймайер переносит "Даму с камелиями" на сцену Большого театра

Джон Ноймайер, как известно, одна из самых влиятельных фигур в мире современного танца. Но сказать, что его творчество абсолютно современно, вряд ли можно. Да в некоторых вещах он просто таки вызывающе несовременен. В наши дни, когда его коллеги увлечены одноактовками, в эпоху, можно сказать, «хореографических твитов», руководитель Гамбургского балета продолжает выпускать широкоформатные сюжетные спектакли. Уже несколько – в России. И вот новая работа – «Дама с камелиями», постановка для Большого театра и при поддержке банка ВТБ. Это, возможно, самый известный балет Ноймайера, его появление в афише любого театра – это довольно большая удача. До премьеры в Москве – две недели. Но первое впечатление можно составить уже сегодня. Рассказывают «Новости культуры».

О невероятной работоспособности Ноймайера ходят легенды. Но действительность превосходит их. Хореограф ни секунды не сидит на месте. Темпы быстрее, чем надо, и он бежит к оркестровой яме. Через несколько минут проходит сцену с кордебалетом. И вот уже обговаривает характер главной героини со Светланой Захаровой.

Приглашение в Большой Ноймайер принял с легким сердцем. Он возвращается в главный театр страны спустя десять лет после постановки «Сна в летнюю ночь», который не был большой удачей. Но с «Дамой» – все по-другому, она глубоко в сердце хореографа, сорок лет не отпускает его.

«Здесь история женщины, умирающей тогда от чахотки, сегодня это может быть СПИД, любая болезнь, – говорит Джон Ноймайер. – Эта женщина считает, что жизнь состоит из материальных вещей – украшений, драгоценностей и вдруг понимает, что простая любовь, содержит больше смысла и значения. Трагедия заключена в том, что люди, которые любят в силу судьбы не могут быть вместе».

Эдвин Ревазов – приглашенная звезда Гамбургского балета, партию Армана танцует лет пять, но каждый раз как будто заново проживает эту историю любви и смерти.

Со Светланой Захаровой впервые познакомился в Гамбурге. Неделю репетировали там..теперь сцена Большого. Роль Армана, требует и физического и эмоционального предела.

Светлана Захарова уже прожила историю Маргариты Аштона, но это был короткий одноактный балет. У Ноймайера все другое: три акта – на разрыв, когда, кажется, нет сил даже дышать, но музыка Шопена и танец Ноймайера открывают второе, третье дыхание. Сам хореограф не требует особой техничности – для него важнее чувственность и натуральность, чтобы – как в жизни.

Минимум декораций, акцент на танец, эмоции – для Ноймайера важны нюансы, чтобы зритель на самом последнем ряду галерки, почувствовал дрожь и поверил – такая любовь бывает.

Новости культуры