11.03.2014 | 19:09

В залах академии художеств открылась выставка Алексея Грицая

Российская Академия Художеств представляет ретроспективную выставку произведений Алексея Грицая. Она открыта по случаю 100-летию со дня рождения Народного Художника СССР. Этой весной, кстати, достаточно академических юбилеев. В этих же залах пару недель назад открывали схожую и по масштабу, и по настроению крупную выставку, она посвящена художественной династии Кугачей и продолжению традиций русского и советского реалистического искусства. Интерес к реализму всё ещё высок, и коллекционеры к нему не охладели. Одни полагают, что жизнеспособность этого стиля в его доступности, понятности, другие – в том, что он, художественный реализм, позитивно заряжает. Ну и серьёзным аргументом остаётся профессионализм реалистов, профессионализм, разумеется, мастеров первого ряда. Рассказывают «Новости культуры».

«Поздние сумерки», «Безоблачный день мая», «После половодья на Оке», «Цветёт черемуха» – лирические пейзажи Алексея Грицая отображают, не просто сменяющиеся времена года, но и, кажется, все существующие состояния природы. Художник называл себя последователем Левитана, Шишкина, Саврасова.

«У него взгляд интеллигентного городского человека, который понимает всю хрупкость природы и в связи с этим он любил промежуточные стадии – и он любил весну, всё крайне хрупко – могут ударить морозы и ничего не останется», – говорит народный художник, действительный член Российской академии художеств Колупаев Николай.

Любовь к природе, по словам Алексея Грицая, пробудила в нём суровая фронтовая жизнь. Недавний выпускник Всероссийской академии художеств, в 1940 Грицай попал в армию. В артиллерийских войсках прошёл всю войну, едва не потерял слух – перевидал многое. Но об этом вспоминать не любил. Предпочитал воспевать нетронутую природу.

«Он приезжал на дачу – академическую – снимал свои интеллигентные костюмы, одевался в ватник, в резиновые сапоги и шёл в болота писать», – вспоминает народный художник СССР Алексей Ткачев.

За буйство красок Грицая называли «Есининым в живописи». Художник признавался – вдохновенье черпал, в том числе, и в произведениях русских классиков. Особенно любил Баратынского и Пушкина.

«По осени была такая погода вроде нынешней весны – не было снега, и я возьми и ему прочитай: “В тот год осенняя погода стояла долго на дворе, зимы ждала, ждала природа-снег выпал только в январе…” и дальше забыл, а Алексей Михайлович мне всю седьмую главу “Евгений Онегина” потом прочитал», – вспоминает народный художник СССР Валентин Сидоров.

Алексей Грицай делился своим пониманием мироздания и роли в нём природы с начинающими живописцами. Более десяти лет руководил мастерской в Суриковском институте. «Искусство, как айсберг. Самое главное скрыто внизу. А то, что мы видим это всего лишь толчок к понимаю, к раздумью, раскрытию сути», – писал художник.

Новости культуры