06.03.2014 | 09:50

Московский музей архитектуры имени Щусева становится ближе к замыслу своего основателя

Московский музей архитектуры имени Щусева становится ближе к замыслу своего основателя. Алексей Щусев видел музейное пространство как открытую просветительскую площадку, предъявляющую самым широким слоям публики и лучшие образцы архитектуры прошлого, и модели её будущего развития. В год 80-летия музея «щусевцы» презентуют более десятка проектов – актуальных и амбициозных, при этом не требующих больших финансовых затрат. И это обстоятельство для первого в мире музея архитектуры особенно важно. Рассказывают «Новости культуры».

Некогда известный каждому москвичу особняк Талызина – героя войны 1812 года – сегодня словно здание-призрак. Трудно поверить, что за его разрушающимися стенами – ценнейшая коллекция, сопоставимая с собранием Лувра. Национальное достояние страны десятилетиями остается недоступным для широкой публики.

За фасадом, покрытым дорожной грязью, – даже не всегда можно понять, горит ли внутри свет – трудятся музейщики. Здесь реставрируют макеты знаменитых шедевров, а вокруг – рушатся потолок, стены, пол. Особняк еще в 80-х был поставлен на капитальный ремонт. Но его не случилось – помешала перестройка. Потом – в аварийное здание переместили памятники древнерусского зодчества. Поскольку в 91 году Донской монастырь, в котором они хранились, передали Русской православной церкви. Здание на Воздвиженке превратилось в большой аварийный склад.

«Оно было подготовлено к ремонту, – рассказывает директор Музея архитектуры имени Щусева Ирина Коробьина. – Была разобрана постоянная экспозиция, все ободрано, стены зачищены, ждали ремонта. И начали принимать фонды. Ну – катастрофа! С тех пор музей боролся, и продолжает бороться за выживание. Потому что пространства не хватает. Обещание Моссовета возместить эти квадратные метры – 8, 5 тысяч – повторяю – до сих пор не выполнено».

Значительная часть музейная пространства – непригодна для использования. Нужны колоссальные средства на научную реставрацию. Ирина Коробьина прибегает к «тактике малых шагов» и постепенно оптимизирует музейное пространство. В прошлом году с помощью спонсоров расчистили анфиладу. Тут скоро будет выставка великих русских проектов, повлиявших на развитие мировой архитектуры. В макетах и чертежах, которые пока сложены и свернуты на полках представят грандиозные проекты мечтателей.

«Это проект Дворца Советов 31 года, не осуществленный, но существенно повлиявший на историю строительства Москвы, на ее градостроительную ситуацию. Из-за него взорвали Храм Христа Спасителя», – поясняет хранитель Мария Костюк.

Спасенные в 31-м горельефы Храма Христа Спасителя, они так и остались в Донском монастыре – разрушаются так же, как белокаменные работы Мартоса, Будона, Витали, хранящиеся в фондах музея на Воздвиженке. Их планируют к экспонированию в музейном дворике и флигеле «Руина». Тем временем рядом трое энтузиастов-историков создают пространство, в котором дети смогут потрогать старину руками. Через детали и мелочи, собранные за 15 лет историком Валентином Карелиным на московских стройках, помойках и пожарищах.

«Самый последний пожар – это соседний переулок – Потаповский. Это было два месяца назад – отделение милиции. Кто бы мог подумать, что в этом чудесном заведении все лестницы были не просто такого точения, как шахматы с тонкими профилями, когда я все это разбирал, оказалось, что это дуб», – говорит учитель истории Валентин Карелин.

«Надо все прийти и потрогать руками. И когда эти вещи, найденные где-то под двадцатью слоями советской краски, когда краска счищается – появляется великолепная фактура старого дерева, блестящих латунных штучек, – рассказывает краевед Александр Можаев. – Хотелось бы, чтобы здесь не просто происходило какое-то рукоделие само для себя. Чтобы результаты этого труда потом уходили в город и – какая-то такая народная реставрация».

Музей архитектуры, похоже, может приблизиться к замыслу своего основателя Алексея Щусева. Который желал видеть его народным.

Новости культуры