25.02.2014 | 14:23

55 лет назад родился Алексей Балабанов

Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Алексея Балабанова. Его не стало 18 мая 2013-го - тогда режиссер активно работал над сценарием, осенью должен был приступить к съёмкам. Но, словно предчувствуя, в одном из последних интервью говорил: скорее всего, больше не будет фильмов Алексея Балабанова. Лента «Я тоже хочу» стала последней, 14-й работой режиссера. Как стало известно, в эти дни начинается реставрация и оцифровка полной фильмографии Балабанова. Рассказывают «Новости культуры».

Об Алексее Балабанове говорили: «Сложнейшая формула природы: смесь детскости и цинизма, упрямства и наивности, беспокойства и равнодушия». Ни режиссер, ни его картины не умещались в рамки ожидаемого. Когда Балабанов пришел в кино, казалось, его интересуют «маргиналы». Снимал короткометражки про свердловских рокеров. Сценарий своего дебюта «Раньше было другое время» сочинил за одну ночь. 

Балабанов шел против всех течений. В начале 90-х, с легкой руки Алексея Германа, погрузился в интеллектуальное кино. Первый полнометражный фильм «Счастливые дни» - по прозе Беккета. В основе второй ленты – неоконченный «Замок» Кафки. Уже тогда режиссер определил свой принцип: не делать раскадровок и не снимать лишних дублей. 

«Он не снимал на всякий случай. У него очень сильное пространственное воображение, у него все эти картинки в голове жили, как в "Театральном романе" Булгакова. Герой представлял себе коробочку, в которой начинали жить люди, ходить, общаться, взаимодействовать», - рассказывает режиссер, сценарист Сергей Сельянов.

В 97-м режиссер представил первого «Брата». Ленту, которую назовут культовой, тогда никто не хотел финансировать. Балабанов собрал друзей, которые снимались за символическую плату, в своей одежде. Его Данила Багров вошел в кинематограф так, словно только его и ждали. 

Балабанов мог сделать комедию, от которой бросало в дрожь, или триллер, вызывающий сардонический смех. Был виртуозным стилизатором: использовал язык «великого немого» в «Трофиме» и декадентской ленте «Про уродов и людей», штампы советского кино в шокирующем «Грузе-200» или «Войне». За что бы ни брался, в кадре все смотрелось правдоподобно.

«Какое у него было представление об этой правде, так он ее и выстраивал, таким образом, монтировал, выстраивал мизансцены, утверждал костюмы, гримы декорации - всей душой, всем своим интеллектом он не то чтобы вкладывался, он жил кино, он дома жил кино, он на съемочной площадке жил кино», - отмечает актер Леонид Бичевин.

«Кино – это энергия» - знаменитая балабановская фраза. Говорят, режиссер торопился снимать, будто боясь, что всего так и не успеет. Ценил время. Иногда выпускал по картине в год. 

«Такая страсть, порыв, отдача, которые соответствовали ему через все его творчество, и такой молодой задор, его риск. Он делал замечания так: «Ну, пожалуйста, сыграй талантливо, сыграй хорошо». И еще он говорил: «Учите буквы». Потому что текст его был очень точен», - вспоминает актриса Ингеборга Дапкунайте.

«Я тоже хочу» - фильм, нечаянно оказавшийся прощанием. В этой ленте Балабанов сыграл режиссера, которого не принимает Колокольня счастья. На вопрос «Почему?», ответил в шутку: «Много плохих фильмов снял». И сыграл свою смерть с такой беспощадной достоверностью, словно знал наверняка, как это будет. 

Новости культуры