28.06.2006 | 14:27

Поэт всегда на "Линии жизни"

Лето – пора отпусков. И значит, неизбежных повторов на телевидении, иначе никак. Но, во-первых, если передача хорошая, то ее и вторично посмотреть не грех, а во-вторых, не стоит забывать, что масса зрителей видит ее впервые. Вполне возможно, что на этот раз их не меньше, чем в премьеру. Закон жизни, как сказали бы в рекламе.
Вот и мне не случилось три года назад в цикле "Линия жизни" на канале "Культура" увидеть встречу с Евгением Евтушенко, а ведь ни одну эту программу стараюсь не пропускать. Передача редкого качества и такта в нынешнем мутном вале бессмысленных ток-шоу, глядя которые начинаешь думать, что вся страна превратилась в скопище обезумевших эксгибиционистов без комплексов. И, на счастье, повтор с корректной надпечаткой "съемка 2003 года". Будем смотреть, хотя три года сейчас, как десять раньше.

В зале – одна молодежь, но как будто бы не та, которая хочет быть, как Ксюша Собчак или ее телеподопытные человекообразные. Осмысленные лица, стараются в чем-то разобраться, спрашивают… Признаются, что стихи вызывают слезы. Но при этом – какое непонимание! – через одного читают свои опусы. Ведь это то же самое, что испортить праздник художнику, придя на его вернисаж со своей картиной и повесив ее рядом с выставленными или вылезти на сцену во время концерта со своим инструментом. Ни одному безумцу такое в голову не придет, а слово, увы, беззащитнее всего остального. Всегда можно перебить говорящего. Но это так, малоприятный попутный момент.

А в целом – кто не знает Евтушенко? "Поэт в России больше, чем поэт…" Формула на все времена. Присутствующая юница уважительно итожит: "Абсолютный голос поколения". Может быть. Но поколением Евгений Александрович не исчерпывается.

А Евтушенко, как ни шьют ему поколенческий рупор, чем дальше, тем больше сам по себе, все еще слишком живой, слишком искренний, слишком энергичный и слишком увлекающийся. Ни под какие новые веяния не подлаживающийся, задрав штаны, за нынешним поэтическим комсомолом не бегающий. От своего прошлого не отрекающийся. И есть в этом какое-то достоинство силы. По-прежнему по-молодому блистательно читающий стихи и артистично ведущий диалог с залом. Во всяком случае, все его рассказы, отступления, ассоциации интересны, режиссерски выстроены, все кстати и непременно с какой-никакой дидактикой, от которой нынче бегут, как от чумы, но у Евтушенко отчего-то и она не раздражает. А чего стоит рассказ-шедевр о новых русских, впервые узнающих от американского студента (!) великое четверостишие "Умом Россию не понять…" и таким окружным путем открывающих для себя классика Тютчева. И даже давно вышедшие за полной утратой применимости из употребления слова "совесть", "предательство", "любовь" (какая любовь во времена "Секса с Анфисой Чеховой"! Боже, то Оксана Пушкина, то Анфиса Чехова – сами-то не стесняются соединять вечные и святые имена со своими душными телемирками?), "идеология" в устах поэта естественны и органичны. "Совесть – другое имя Бога", – говорит Евгений Александрович и напоминает, что на русских писателях лежит ответственность нравственного контроля над властью.

В отличие от клинических телеприпадков фронтменов нашего правозащитного движения (кто видел В. Новодворскую и А. Гербер в недавнем выпуске "К барьеру!" В. Соловьева? Зрелище незабываемое! Новодворская неутомимо клеймит коммунистическую тиранию, а Гербер со слезой в голосе проникновенно рассказывает о миротворческой миссии НАТО, будто это не военные с оружием, а по крайней мере отряд спасателей редких видов животных и растений с сачками и гербариями).
К слову сказать, почти то же самое с искренней болью говорил недавно все в той же "Линии жизни" сценарист и поэт Юрий Арабов – об имманентной совестливости русского писателя, об его ответственности за малых сих, о свойствах, теряемых нынешней раскручиваемой "элитной" литературой, которая "обрубила себе крылья антигражданским пафосом, в то время как люди ждут обличения и гражданского пафоса". Ну где вы такое еще на телевидении услышите? Только в "Линии жизни". И еще одну крайне важную вещь сказал в той своей встрече Юрий Арабов: цель массовой культуры – отрезать человека от политической, социальной, культурной жизни… Продолжу: разобщить нас, загнать каждого в индивидуальную нору с индивидуальными наушниками и индивидуальными социальными шорами. И упорствуют в этом процессе господа кукловоды с неистовством Геббельса, лицемерно бормоча о необходимости создания гражданского общества.

И все же поэт – это фонетика, это звук, это вибрация воздуха. Считается, что все это – вотчина радио, для телевидения нужны совсем другие вещи. Но в "Линии жизни" и здесь справляются на пятерку, умелым "бесшовным" монтажом уходя от "говорящей головы" в театральное пространство, где условность зрительного зала никого не смущает.
В Москве на Пушкинской площади прошел многолюдный митинг-стояние, организованный Союзом православных деятелей культуры, науки и образования, молодежным движением "Георгиевцы" и православным обществом "Радонеж". Девиз митинга – "За семью! За Россию! За веру!".
Участники митинга протестовапли против пропаганды разврата, наркомании, мракобесия на телевидении, в кино и СМИ.