15.07.2011 | 13:40

Серебряный век русского фантика

Фантики родом из прошлого века можно увидеть в эти дни в Политехническом музее. Там представлена богатая коллекция этикеток к сладостям, упаковок для конфет и шоколада, которые выпускали российские кондитеры в конце XIX – начале XX веков. В «Серебряный век русского фантика» к созданию некоторых оберток приложили руку известные мастера-живописцы. Так что некоторые из них вполне можно считать настоящими произведениями искусства. Рассказывают «Новости культуры»

Знал ли великий изобретатель Томас Эдисон, создавший фонограф и пишущую машинку, что придуманная им парафинированная бумага, ставшая первой конфетной оберткой, будет в буквальном смысле передавать радость, а спустя столетие – историю.

Карамель «Скоробейник», карамель «Колибри», «Мятная» карамель... Они исчезли с витрин магазинов почти век назад. Кто-то их собирает, а кто-то изучает. Первые конфетные «этикетки» – так их называли производители – сегодня можно увидеть в витринах музея. «Конфекты», называемые так по старой орфографии, ели на родине и за океан вывозили. Сладости занимали важное место в списке экспорта Российской Империи. Поэтому дорогому товару лицо придавали известные художники – Степан Колесников, Михаил Врубель.

«"И, низко поклонясь, сказала: "Это я, бабушка. Мачеха прислала меня к тебе за огнем". Это слова из русской народной сказки, которую иллюстрировал известный русский художник Иван Билибин. Многие его работы попали на фантики и упаковки. Эти конфетные фантики заменяли средство коммуникации. Были и в воспитательных целях, и в просветительских. Вкладыши, например, делались сериями», – поясняет коллекционер, организатор выставки Игорь Смиренный.

До наших дней дошли лишь конфеты с репродукциями картин «Утро в сосновом лесу» Шишкина и «Иван-Царевич» Васнецова. Конфеты оказались сильнее постреволюцтонной цензуры.

Музейные сотрудники раскрыли не только «конфектные билетцы» – так в народе называли фантики. Посмотреть стоит и на упаковку, чтобы знать первых мастеров конфетных дел. После революции 1917 года имена популярных кондитеров сохранились лишь на коробках, собранных коллекционерами.

«Некоторые кондитеры покинули родину, некоторые были репрессированы. Все фабрики были достаточно развитыми предприятиями, поэтому были национализированы, перешли в руки рабочих и поменяли свое название. "Эйнем" стал "Красным Октябрем", "Ленова" стали фабрикой "Большевик"», – замечает организатор выставки Юрий Девятов.

Большинство же имен, причастных к шоколадному делу дореволюционной России, еще при современниках стали тайной за семью печатями. Из-за огромной конкуренции на кондитерском рынке Российской Империи, предприниматели скрывали имена художников, оформлявших сладкий товар. Возможно, благодаря конфетам Серебряного века, специалистам предстоит выявить новые имени в истории живописи.