15.07.2011 | 19:32

Шахназаров снимает кино о Великой Отечественной

Великая Отечественная в необычном ракурсе. Карен Шахназаров приступил к съемкам новой картины «Белый тигр». В основе сценария – мистическая повесть писателя-историка Ильи Бояшова. Сюжет весьма необычен: смертельный поединок между солдатом и гигантским танком-призраком. Для Карена Шахназарова новая работа – интересный эксперимент. Это его первый фильм о войне и уникальная возможность по-новому раскрыть столь важную тему. Съемочный процесс начался с батальных сцен. На полигон в Подмосковье отправились и «Новости культуры»

Сорок километров от Москвы. Полигон, словно из прошлого. Разбитая техника как символ недавних боевых действий. За лесом находится настоящая военная часть. Слышны взрывы – это стрельбы идут. Антураж для фильма у Шахназарова получился особенно реалистичным.

Любитель военной тематики Карен Шахназаров загорелся идеей фильма, когда увидел сценарий. Такую историю о человеке против танка он не мог упустить. Мистика и война – две крайности, которые мало кто совмещал, говорит Шахназаров. Для него лично это вызов себе.

«Для режиссера это серьезное испытание. Потому что это всегда серьезное кино, сложное, трудоемкое. Но в этом есть нечто такое, что вот хочется даже самому себе доказать, насколько ты вообще способен такую картину потянуть. Это не авторское кино», – с улыбкой говорит режиссер.

Для кино зрительского важна достоверность, тем более, когда фильм о войне. Танки – а в картине их будет около сотни – все времен Великой Отечественной. Сложности возникли только с муляжами военной техники. Их нужно было сначала правильно собрать по старым чертежам, а затем грамотно сломать.

«Все чертежи, которые можно найти по технике, они все по целой технике, а не разломанной. Смотрели материалы, какие могли быть повреждения у той или иной техники и при каких случаях, потом все это сопоставили», – рассказывает ассистент по реквизиту Анатолий Баторов.

На поле съемок без гримера – никуда. Немного воды, земли – и актер массовки будто пережил авианалет. Гримировать солдат легче всего, говорят художники, но долго, если сцена массовая. Главное в этом деле не переусердствовать.

«Мы должны в гриме добиться достоверности. Вот в этом вся сложность. Не обижая тех, кто погиб, и не пугая тех, кто будет смотреть наше кино», – поясняет художник-гример Нина Колодкина.

Обмундирование – почти тысяча единиц. Немецкую форму заказывали в Германии, на небольшой фабрике, которая шьет только для кино и театра. Советскую форму – в Белоруссии. Только там нашлись лекала сороковых годов.

«Проблема с тканями, потому что тех фактур уже не существует. Есть замена, которая слабо отличима. Зритель не заметит разницы, действительно, я надеюсь. Хотя профессионалы заметят», – замечает художник по костюмам Дмитрий Андреев.

Для Карена Шахназарова этот фильм – своеобразный дебют. Он никогда еще не снимал о войне, поэтому сейчас максимально погружен в процесс съемок. Для него важна каждая деталь, каждая мелочь. Режиссер надеется, что получится кино, не похожее ни на одну историю о войне.