21.02.2014 | 09:41

"Игра в цирк" в Музее современного искусства

Московский музей современного искусства пытается воспроизвести атмосферу цирка. На манеже Марк Шагал, Александр Родченко, мастера второй половины ХХ века и современные актуальные художники, из тех, кто не относится высокомерно к этому зрелищному, развлекательному искусству. Для кого цирк – это источник вдохновения и восхищения, кто понимает его язык, схватывает на лету его метафоры, трансформирует их и переносит на полотна. Рассказывают «Новости культуры».

Цирк всегда считался искусством невысоким. Между тем он вдохновлял скульпторов, музыкантов, художников. Самый яркий пример – Марк Шагал. В основе его работ, даже не цирковых – все равно цирковое начало – переворачивание буквально всего с ног на голову, преодоление тяготения. Шагал говорил, что краски цирка помогали ему выйти из обыденности в другое измерение.

«Это отражение цирка, увиденного им в детстве, в родном Витебске, – говорит куратор проекта Дарья Воробьева. – Отсюда мы видим и летящих людей в его произведениях, и другие мотивы обручей, наездников».

Буффонада, лицедейство, фокус – цирк дает повод для экспериментов и тем, кто придерживается традиций, и тем, кто выбирает авангард. Для Александра Родченко цирк – это свобода. Владимир Стерлигов сравнивал его со Вселенной. Артур Фонвизин вдохновлялся образами наездниц.

Ирония, перерастающая в безудержный хохот весьма свойственная современному искусству. Казалось бы, сами художники, перевоплощаясь в клоунов, стремятся развеселить зрителей любыми способами. Но в этом и заключается обман. Их смех подобен смеху юродивых, который таит в себе глубокий смысл.

Цирк – эксцентричный, пластичный, гротескный – емкая метафора. Современное искусство расширило ее границы максимально. Для художников риторика цирка – это возможность говорить несерьезным языком на серьезные темы.

«Здесь мы можем затронуть совершенно разные грани этой темы, не касаясь жанров циркового искусства, – отмечает куратор проекта Нина Дьячкова. – Мы можем с помощью цирковых образов показать всю жизнь».

Метафора «Жизнь – как цирк» отпечаталась и в работе Леонида Тишкова. Одинокий клоун на манеже спешит с каждым поделиться своим секретом: «Игра заканчивается, но шоу продолжается!»

«Весь мир – это как манеж, – считает Леонид Тишков. – Достаточно войти в метро или оказаться на приеме у паспортиста, или выйти на площадь».

Разговаривать на выставке можно, фотографировать тоже не запрещено. А к некоторым экспонатам и вовсе положено прикоснуться. Залы Музея современного искусства превратили в манеж, гримерки, устроили Аллею Славы, развесили цирковой реквизит, чтобы полотнам здесь было комфортнее.

Новости культуры