13.02.2014 | 10:31

Третьяковская галерея готовит к открытию выставку "Зинаида Серебрякова. Парижский период"

Зинаида Серебрякова – представительница прославленной художественной династии Бенуа-Лансере, вошла в антологию русского изобразительного искусства, прежде всего, как создатель самых обаятельных женских и детских образов. Но о некоторых полотнах Серебряковой до последнего времени было неизвестно практически ничего. В Третьяковской галерее готовятся к открытию выставки, посвященной 130-летию Зинаиды Серебряковой. В экспозиции собраны работы парижского периода жизни и творчества художницы. Некоторые картины стали сюрпризом даже для специалистов-искусствоведов. Рассказывают «Новости культуры».

Эти 70 работ совсем недавно сами сотрудники Третьяковки увидели впервые. И поразились: сколько в них воздуха, света, легкости! Французские работы Зинаиды Серебряковой отличались от тех, что она писала и оставила в России.

«Если у нее это был довольно жесткий мир русской деревни в России, на который она глядела через призму классического искусства и, в частности, Венецианова. Это был взгляд классический и чуть-чуть умозрительный. То здесь – это полные воздуха и света полотна, которые для нас являются отчасти новыми», – говорит куратор Татьяна Ермакова.

Она уехала во Францию в 1924-м году, пережив смерть мужа, разорение родовой усадьбы Нескучное, в надежде на заработок. Во временной поездке, которая по факту стала пожизненной эмиграцией, она стремилась вернуться к сюжетам, начатым в России. Таким, как знаменитый цикл «Баня». Но ее «ню» во Франции больше напоминает французских импрессионистов. Основной источник заработка Серебряковой – портреты местной аристократии. Иногда выезжает на этюды в соседние страны.

«Была выставка в Бельгии русских художников, – рассказывает художница, правнучка Зинаиды Серебряковой Анастасия Николаева. – И по рассказам Екатерины, бельгийский король посетил эту выставку и остановился перед работами Серебряковой. Там было выставлено несколько ее обнаженных. В свите, которая его сопровождала, был барон Броуэр, который заинтересовался работами Серебряковой и с ней связался. У него были какие-то дела в Марокко, и он предложил ей организовать поездку, которую бы он оплачивал, но оговорил себе право, что по ее возвращению он заберет себе все понравившиеся работы».

Яркие и эмоциональные работы Серебряковой – экзотические пейзажи и жанровые сценки на улицах и базарах Марракеша, Феса, Сефру – спонтанные шедевры, написанные вроде бы наперекор всем канонам. Даже несочетаемые кричащие цвета в них – гармоничны.

Художница работает с невероятной скоростью. На некоторые рисунки уходит не больше 20 минут. В Марокко жарко, натурщики отказываются позировать, некоторым их них даже приходится платить.

Марокканский цикл – почти полный. Нет только тех работ, которые отобрал себе барон Броуэр. Поклонник творчества Зинаиды Серебряковой заказал ей полностью расписать свой дом. Позже росписи пропали.

«Во время войны этот дом подвергся разорению, – говорит Анастасия Николаева. – Думали, что этих работ нет. А недавно они были обнаружены на чердаке в скрученном виде, их выкупили в Россию и они выставлялись на выставке в Русском музее».

Если в России Зинаида Серебрякова, продолжатель традиций Бенуа-Лансере – известный художник-мирискусник, любимый публикой, то во Франции ее творчество почти неизвестно. Когда в моде было современное искусство, она не подстраивалась под модные тенденции, а работала по велению души. Этому учила и своих детей Екатерину и Александра. Их миниатюрные акварели – тоже на выставке. Обученные в маминой парижской мастерской, они продолжили традиции русского искусства начала ХХ века. Екатерина Серебрякова, изображенная на маминых портретах, до сих пор живет во Франции. Прошлым летом ей исполнилось 100 лет.

Новости культуры