22.07.2011 | 11:28

Борис Эйфман: "Моя миссия – это генератор идей"

О его танцовщиках говорят, что они парят над сценой. Первый свой спектакль Борис Эйфман поставил в 16 лет в хореографической студии Дворца пионеров в Кишиневе. Теперь без Академического театра балета Эйфмана невозможно представить Петербург. Хореограф-интеллектуал, режиссер-философ сегодня отмечает юбилей. Поздравления с 65-летием принимает в Петербурге. На радость поклонникам, на сцене Александринки несколько недель будут идти лучшие эйфмановские балеты. Рассказывают «Новости культуры».

«Мы перебиться должны через кордебалет, надо еще найти, выбрать», - говорит Борис Эйфман. И разговор этот вовсе не в танцевальном классе: свои балеты Эйфман переводит в новый формат – кино. Вошел во вкус: экспериментирует с картинкой, сам за монтажным столом. Уже готова «Анна Каренина». Смонтированы пятнадцать минут «Онегина».

Он рассчитывает по секундам каждый кадр. Балет на сцене и на экране – разный, теперь он это точно знает. «Конечно, экран убивает практически все, что является сутью балета – живое человеческое тело, которое трепещет, которое выражает. Человеческое тело», - сетует на несовершенство техники хореограф.

Меж тем в танцевальных залах каждый день семичасовые репетиции. Гастрольный график плотно расписан до мая 2012: Израиль, Франция, Голландия. Но так было всегда. Больше тридцати лет театр живет в сумасшедшем ритме. Вот и сейчас восемь спектаклей в Александринке. Стартуют с «Анны Карениной» – русский бестселлер пятнадцать лет вне конкуренции.

На репетиции Эйфман не щадит ни себя, ни своих танцовщиков. Вот уж действительно «каторга в цветах». Но к таким прогонам привыкли, в труппе в полноги даже на репетиции не танцуют. Солистка Нина Змиевец признается: «Иногда артисты злятся, иногда раздражаются. Иногда, безусловно, как любому человеку, хочется, чтобы нас похвалили, сказали, что мы лучше всех».

Эйфман давно мечтает об академии и дворце танца. Проект грандиозный – все продумал до мелочей: интернат, бассейн, 14 балетных студий, медицинский центр. Дух захватывает от такого масштаба. Настоящая балетная Мекка для танцовщиков будущего, способных воплотить любую идею хореографа. Cебе Эйфман отводит скромную роль президента. «Моя зарплата будет ноль рублей ноль копеек, - говорит он. – Моя миссия – это генератор идей. Я буду генератором идей, правильно реализовывать идеи».

23 года Эйфман реализовывал идеи на улице Лизы Чайкиной, 2. Место «намоленное», чтобы не сглазить, стучит по деревяшке балетмейстер. Теперь здесь стройка. На кону главное дело – академия и дворец танца. Пока только цокольный этаж построен, но Эйфман даже на стройке как дома – знает, что и где. Он здесь свой – без пропуска, в любое время. Вместе c рабочими закладывал фундамент «балетного Сколкова». Правда, от балетной славы не уйти даже во время строительства. «Многие рабочие подходили со своими касками и просили автографы, - говорит Борис Эйфман. – Я давал автографы на касках, это было трогательно. Я был в каске, давал автографы на касках». Объясняет он это просто: «Все мы, петербуржцы, - балетоманы».
Балетоманы-строители обещают закончить комплекс к 2012 году. Эйфман им верит. Когда даже у этого «вечного двигателя» заканчиваются силы, он… исчезает. Отправляется в поисках уединения любоваться городом: на питерских крышах к нему приходят новые, порой неожиданные идеи. Тренажерный зал, например, сделать.

Эйфман признается: «Я вообще сейчас мало танцую - больше думаю, тихо хочется побыть в одиночестве».

На часах одиннадцать. Он последним уходит из театра, чтобы в десять утра снова вернуться. Свой день рождения Эйфман тоже встречает на ходу – так ему привычнее.

Читайте также:
Борис Эйфман: «Творчество сродни безумию в глазах непосвященных»