10.02.2014 | 14:20

Сегодня Владимиру Зельдину исполняется 99 лет

Сегодня народный артист СССР Владимир Зельдин принимает поздравления с днём рождения. Ему исполняется 99! За плечами – десятки ролей в кино и тысячи сыгранных спектаклей. Он единственный в мире артист, который до сих пор выходит на сцену. В театре, которому служит почти 70 лет. И не просто выходит — исполняет главные роли в музыкальных спектаклях, поёт и танцует. Ведь именно роль – как признается Владимир Зельдин – самое лучшее лекарство для актера. Рассказывают «Новости культуры».

Человек-легенда, артист-эпоха. Владимир Зельдин родился еще при царе, хотя когда его об этом спрашивают, смеется, что царской России, конечно, не помнит. Первое впечатление – годы гражданской, второе – изобилие НЭПа. Он бывал на выступлениях Маяковского, за кулисами театра целовал руку Ахматовой... Его гримерку штурмуют поклонники и пресса. А в графике – репетиции, спектакли, концерты. И все же, признается, до сих пор волнуется, выходя на подмостки.

«У меня особое волнение, – признается Владимир Зельдин. – Как вам сказать, с возрастом я не имею права на ошибку, потому что, если я буду ошибаться, зритель скажет: “Зачем ты вышел на сцену?” Мне нельзя ошибаться, мне нужно быть очень собранным и чувствовать себя физически крепким».

Первая главная и самая дорогая кино-роль – Мусаиб в ленте «Свинарка и пастух» – за нее Зельдина назовут баловнем судьбы. Во-первых, сразу попал к Пырьеву на «Мосфильм», во-вторых – съемки помогли избежать мобилизации. Заканчивали фильм под бомбежками в осажденной столице: и словно в насмешку, это были праздничные эпизоды на выставке. С тех пор «Песню о Москве» Зельдин часто исполняет на своих концертах.

Свою формулу успеха актер изобрел давно: чтобы заставить зрителей плакать, нужно самому пролить тысячу слез, чтобы публика рассмеялась – накопить тысячу улыбок. Так он и сыграет судью-убийцу в «Десяти негритятах», простоватого Дона Джеромо в «Дуэнье» или капризного профессора Серебрякова в «Дяде Ване».

«Он выдающийся артист, он потрясающий мастер, – говорит народная артистка РСФСР Ирина Мирошниченко. – С особой интонацией, с особым внешним обликом, с особой энергетикой… Он особый человек, вот эта некая его супер-индивидуальность и супер-особость видна во всех его работах. Самое главное – в его глазах, в его интонациях всегда прослеживается человек, а какой он человек – это знают все его коллеги, друзья».

Редкая верность театру Советской армии: Зельдин почти 70 лет на одной сцене. Роль-судьба – Альдемаро – красавец, аристократ. Своего «Учителя танцев» актер сыграл около 1000 раз – ни разу не заболел и не сорвал спектакль.

Годы спустя Зельдин снова дает уроки – теперь в «Танцах с учителем». И это уже про него, Владимира Михайловича большого артиста и неисправимого романтика, – говорит балетмейстер-постановщик спектакля Владимир Васильев.

«У больших людей, проживших большую жизнь, больших личностей всегда, вот если вы видите, что у них не потухший взгляд, – это значит, что они должны жить, должны творить. – говорит Владимир Васильев. – Вот у него такое иногда бывает, просто удивительная одухотворенность на лице. Это не может не радовать».

Говорят, время над Зельдиным силы не имеет. Сейчас в его репертуаре – еще две главные роли: князя в комедии «Дядюшкин сон» и Дон-Кихота в мюзикле «Человек из Ламанчи». Зельдина часто спрашивают, в чем рецепт его молодости и долгой жизни. Актер отвечает фразой из «Танцев с учителем»: «Если Бог хранит меня, значит, я не все еще сделал!». А энергии и азарта Зельдину не занимать. Он обещает, к своему следующему дню рождения – столетию – представит новый спектакль. Какой? Пока секрет.

Новости культуры