11.02.2014 | 09:52

Выставка, посвящённая памяти Паолы Волковой, открылась в галерее "Дом Нащокина"

«Ближний круг» - название выставки в столичной галерее «Дом Нащокина». Она посвящена памяти Паолы Волковой. Для тех, кто знал её лично или заворожёно слушал её искусствоведческие лекции на телеканале «Россия К», слово «ближний» принимает особое, сокровенное значение. Паола Волкова обладала редкой способностью приближать, делать простыми и понятными сложные явления в искусстве. Преподаватель, телевизионный лектор, свой ближний круг она расширила до необъятных размеров, включая в него всех, с кем пересекался её жизненный путь. Выставка упоминает о некоторых, из числа наиболее выдающихся. Рассказывают «Новости культуры».

В этом маленьком зале – большой мир Паолы Волковой. Умевшей соединять времена и эпохи, разговаривать с гениями прошлого и настоящего. И эти гении платили ей восхищением и признанием. Ее портреты писали художники и режиссеры Николай Акимов, Рустам Хамдамов, Тонино Гуэрра… Ее лекции по искусству, казалось, открывали новые миры, давали подсказки, рождали идеи. Ее дом, пропахший сухими цветами, наполненный особой атмосферой, был открыт для талантливых людей.

Она звала не поговорить – пошептаться. В одну из таких встреч, Паола показала Наталье Рюриковой полароидные снимки Тарковского. Так возникла идея выставки. В конце семидесятых мода на мгновенные фотографии увлекала многих режиссеров. Например - Антониони. Для Тарковского эти снимки, сделанные в Италии и России, стали эскизами, набросками к «Ностальгии». Сценарий к фильму он писал с Тонино Гуэрра. Вместе искали в Италии места для съемок, напоминавших российские пейзажи.

Рядом картины Тонино Гуэрра – светлые, яркие, сочные. Женские лица и обязательно на каждой бабочка. Этот символ хрупкости и красоты здесь не просто так.

«Когда Тонино освободили из плена, он написал, что был счастлив, когда его освобрдили из лагеря, и он смотрел на бабочку без желания съесть ее, – рассказывает вдова Тонино Гуэрра Лора, Был голод страшенный, а бабочки все время летают».

Лора помнит, как Тонино восхищался не только эрудицией Паолы. Его приводило в восторг ее чувство вкуса и стиля, которое никогда не изменяло ей. Казалось, она знала секрет, как не просто выжить – жить достойно. Поддерживала гонимых, не понятых, неудобных. В этот ближний круг входил Сергей Параджанов, летевший по своей орбите. Отар Иоселиани, после восьмилетнего простоя в кино, спасался рисованием. Вооружившись иронией и красками ,писал, как Эзоп басни – ироничные картинки.

«Была не очень веселая жизнь в кино, – вспоминает Отар Иоселиани. – Я рисовал, чтобы обобщать беды, и тогда я от них избавлялся».

Эта выставка объединила людей одной эпохи. Разных по темпераменту, характеру, стилю, но все они создавали ценности духа, которым учила Паола Волкова.

Новости культуры