10.02.2014 | 12:34

Первая студия Театра имени Вахтангова выпустила спектакль "Пелеас и Мелисандра"

Первая студия молодых артистов Театра имени Вахтангова на то и студия, чтобы ставить эксперименты. Включая довольно рискованные. В её репертуаре уже есть хрестоматийные, нехрестоматийно поставленные «Птицы» Аристофана, «Шесть персонажей в поисках автора» Пиранделло. И вот новая премьера – драма Метерлинка «Пелеас и Мелисанда», история об идеальных влюбленных, которую в своё время называли «драматургией молчания, намёков и недомолвок». Рассказывают «Новости культуры».

Этот небольшой особнячок в арбатском переулке известен еще не всем театралам. Первая студия театра Вахтангова выпускает всего третий спектакль. На этот раз – «Пелеас и Мелисандра» Метерлинка. В камерном пространстве мрачная готическая эстетика пробирает до озноба.

Бельгийского символиста в России ставят редко. Режиссер постановки Владимир Агеев этому не удивляется – материал очень сложный, непривычный, без бытового плана, без психологических мотивировок. Строится на оголенных ощущениях и многозначных символах. Такой текст стоит предлагать именно молодым артистам – уверен постановщик.

«С актерами, у которых есть груз некой другой эстетики – из советского времени – он этот груз мешает, – говорит режиссер. – Молодежь, вот они еще совсем легкие. Светлые, пластичные, и пробовать с ними мне кажется проще».

Мрачный замок, сырые гроты, длинные тени. Черное, белое, чувства и смерть. В таком пространстве классическому любовному треугольнику со страстями, изменой и ревностью – просто негде развернуться. Режиссер поставил перед актерами непростую задачу - передавать чувства практически без движений, мимики и интонаций.

«Как я понимаю, он хотел добиться некой энергии, – считает актер Павел Попов. – Чтобы возникала между персонажами такая энергия, которая, с помощью которой не нужно что-то объяснять, не нужно как-то ходить, нужно просто, чтобы она возникала. В статичности. Именно в том, что один стоит, второй, и у них что-то происходит. Какая-то струна натянута».

Сама история полна тайн, которые так и не раскрываются. Самая загадочная фигура – главная героиня, Мелисандра. В ее образе режиссер увидел множество аспектов – невинность, пятый элемент, вечная женственность. Характер такой сложный, что для воплощения пришлось его «растроить» – Мелисандру играют сразу три актрисы, воплощая разные грани. Один из законов этой студии – во всем предоставлять молодым актерам максимальную свободу. Это касается и трактовки образа.

«Всегда должен быть второй план, даже если это просто дева, все равно у нее есть страсти, – поясняет актриса Александра Черкасова. – Все равно у нее есть звериное даже начало. Демоническое. И именно поэтому я ушла в это искать. И мне кажется, она чем-то похожа на женщин Достоевского».

Текст Метерлинка, стихи Веры Павловой, музыка разных стилей – джаз, танго, рок хиты. Ограничивать определение жанра и стиля постановки одним термином режиссер сознательно не хочет.

Сделано больше, чем показано. Что-то просто не уместилось на компактной студийной площадке. Еще одна тайна – в духе Метерлинка.

Новости культуры