05.02.2014 | 12:17

В Большом театре состоялся вечер, посвящённый выдающейся балерине Екатерине Максимовой

Вечер на исторической сцене Большого театра был посвящён накануне памяти, таланту и магическому обаянию Екатерины Максимовой. Кстати, имя «Катерина» от греческого «катариос», однокоренного слову «катарсис». А про Максимову говорили, что она больше, чем безупречная балерина, несравненная, парящая. Она ещё и великолепная актриса, которая легко и непринуждённо исполняла и классические, и современные партии. Вечеру, посвящённому 75-летию со дня рождения уникальной танцовщицы и актрисы, дали название «И всё, что сделано тобой». Рассказывают «Новости культуры».

Этот гала, посвященный Екатерине Максимовой, объединил разных хореографов, у каждого – свое посвящение балерине, изменившей классический танец. Название вечера дали строчки, написанные Владимиром Васильевым – «и все что сделано тобой». Как показало время, сделанного хватило бы на несколько жизней.

Для Илзе Лиепа Екатерина Максимова и Владимир Васильев так и остались парой века, которой аплодировал мир. Она и сейчас не разделяет их.

«Я была счастлива, когда проходила мимо по коридору, когда смотрела в блистательных ролях, когда моя дочка говорит, “как я люблю Катю и Володю”», – признается Илзе Лиепа.

На спектаклях «Кати и Володи» – так называли их в театральных кругах – всегда были аншлаги. Сила и красота, мощь и хрупкость, перед которой не мог устоять никто.

«Прозрачность души, когда летает дух, как говорил Пушкин – это самое высокое», – считает режиссер Роман Виктюк.

Этот вечер в Большом собрал не только балетный бомонд. Артисты, музыканты как когда-то в ожидании чуда – гарантия которому имя Максимовой.

«Она всегда танцевала про что-то очень свое, личное, женское, – говорит генеральный директор Большого театра Владимир Урин. – С пониманием того, что танцует».

В этот вечер – ничего из прошлого. Владимир Васильев не стал ворошить звёздное прошлое. О Максимовой вспоминают новыми постановками – известные и начинающие хореографы. Академисты и авангардисты. 12 миниатюр поставлены специально для этого гала. Раду Паклитару и Елена Богданович, в одной компании с Эдуардо Герреро – испанским хореографом и танцовщиком фламенко.

«Максимова была свободна и прекрасна – так же, как вольнолюбивое фламенко, сметающее все границы», – отмечает хореограф.

Васильев пошел на риск: вывел на сцену Большого авангардный театр «Доски» из Белоруссии, показал экспериментальный номер Лукаса Акселя, выпускника бразильской балетной школы, созданной Максимовой и Васильевым. Дал карт-бланш израильскому танцовщику и хореографу Идо Тадмора. Но его «пустую комнату» публика приняла в штыки и освистала. Равновесие удалось восстановить только самому Васильеву. Публика капитулировала увидев игровой «Смайл» в постановке все того же Идо Тадмора. Простив своему кумиру обилие провокационного модерна.

Удалось поднять зал только самой Екатерине Максимовой. Зрители встали, когда на экране появились до боли знакомые образы, созданные балериной на сцене Большого. Люди не скрывали эмоций. И слез, когда, казалось, время повернуло вспять. На эти несколько финальных минут.

Новости культуры