22.07.2011 | 21:48

Обновленный Большой театр показали журналистам

 «Горячая страда» в Большом театре: все ближе и ближе день, когда перед зрителями распахнутся двери обновленного, восстановленного по историческим образцам театрального храма. Об итогах проведенных работ отчитались строители, технологи, декораторы и реставраторы. 28 октября, когда официально откроют легендарную сцену, станет днем триумфа не только для тех, кто сегодня возрождает театр, но и для труппы, и преданных зрителей. Что сделано и что еще надо успеть? Генеральный директор Большого Анатолий Иксанов рассказал на встрече с журналистами. В Большом театре побывала съемочная группа «Новостей культуры».

Анатолий Иксанов признается: устали все. «Уже нет эмоций, уж нет сил», - говорит директор Большого. Однако несмотря на 6 лет, которые труппа провела в сложных условиях, достигнутый результат очевидно того стоил.

«Восхищение вызывает то, что сохранили здание и провели потрясающие реставрационные работы, - говорит Анатолий Иксанов. – Я еще раз убедился в том, что наши российские реставраторы лучшие в мире. Не только я об этом сказал, потому что сюда приезжали эксперты ЮНЕСКО и делали заключение о реставрационных работах. Они тоже в восхищении».

После открытия билет в Большой станет также и билетом для путешествия на машине времени: из здания удалили практически все, что имело отношение к XX веку. Теперь театр такой, каким он был в веке XIX. Бетховенскому, Хоровому, Круглому и другим залам возвращен не только аутентичный вид, но и историческое звание императорских фойе. Самому большому Белому фойе, крайне скромно выглядевшему в советское время, тоже вернули первоначальный облик. Восстановлены росписи, зеркала, люстры. Хрусталь меняли люди влюбленные в свое дело: 150 тысяч отдельных элементов отреставрировали или заменили, скрупулезно подобрав все до оттенков блеска: в белом фойе он желтый. И только одно исключение было сделано в пользу века XX. Канделябры Белого фойе, восстановленные в советское время талантливой женщиной-реставратором буквально на коленках, решено было оставить. Михаил Сидоров, официальный представитель генподрядчика, рассказывает о деятельности реставратора: «Там буржуйка стоит, кошка на этой буржуйке, и там она их отлила. И когда наши реставраторы их вскрыли – отделили от медного порошка, потому что это была уже не позолота там сверху (сейчас это все вызолочено сусальным золотом), они сказали: вот это, несмотря на то, что XX век, а мы XX век полностью из театра вынесли, - сделать так же можно, а лучше – нет».

Реконструкция зрительного зала тоже почти завершена. Знаменитая большая люстра еще не горит, зато все остальное можно рассмотреть – росписи потолка, позолота, новые кресла. В советское время их число было увеличено до 2 100, что нарушало акустику зала. Сейчас их количество также вернули к первоначальным 1740 креслам.
«Если посмотреть, например, на кресла, которые сейчас уже пришли в партер Большого театра, они кажутся простыми театральными креслами. Но даже они прошли акустическую экспертизу, - говорит Михаил Сидоров. – Они тоже будут работать на звук Большого театра».

Кажется, реставраторам удалось учесть каждую мелочь. На месте работало 950 специалистов. Еще около тысячи – в мастерских. «Те вещи, которые были ими сделаны – восстановление дворцовых тканей, восстановление позолоты, -невозможно сейчас нигде, кроме как в России, - с гордостью сообщил Михаил Сидоров. Жаккардовые станки, на которых ткались эти ткани, были сданы в музей в Лионе лет 10 назад. А это был единственный их конкурент».
В очереди к уникальным русским реставраторам стоят многие дворцы Европы и даже король Испании. Но самым главным для них было и пока остается восстановление Большого театра.

Все материалы темы>>