22.07.2011 | 23:49

Изобразительное искусство Мордовии в ЦДХ

В Москве, в Центральном доме художника открылась выставка «Изобразительное искусство Мордовии». Ее проведение связано с празднованием 1000-летия единения мордовского народа с народами России. На выставке – национальная вышивка, керамика, берестяные изделия, резьба по дереву и, конечно, живопись и скульптура мастеров, которые работают в разных стилях и направлениях. Одни придерживаются реализма, другие увлечены абстракцией, третьи и вовсе футуристы, но футуристы особого рода. Рассказывают «Новости культуры».

В Российскую столицу мордовские мастера привезли все то, что за 1000-летнюю историю единения привнесли в русскую культуру: уникальный липовый промысел, многоголосное пение и даже этнофутуризм. Самый модный мордовский художник Юрий Дюрин рассказывает о том, что вдохновило его на написание полотен в стиле этнофутуризм.

«У меня были проблемы с названием. Мне предложили "Берегиня" – это дух, который оберегает мордовскую деревню. Это дух полумифический, полуживотный, но добрый», – говорит художник.

Он берет образы из детства: мать, коренная эрзянка, рассказывала на ночь сказки, которые слышала от своей матери. А та – от своей. Важно различать три мордовские народности: эрзя – восточные, самые веселые; северные шакшу более суровые, а южные – мокша – степенные мордовцы. Один из них – потомственный резчик по дереву Петр Рябов.

«Фигура реального нашего героя 30-х годов советского периода, Миши Борова. Он очень был сильный человек и поборол самого Поддубного», – подчеркивает он.

Художник Анатолий Баргов показывает внешнее отличие: эрзянки покрывают головы расшитыми платками, мокшанки ходят исключительно в кокошниках. Причем, его полотно не просто образ из детства. В национальных костюмах до сих пор встречают каждый народный праздник.

«Утро начинается именно с песен. Эрзяне поют, потом мокшане спели. Народ собирается, и с этого начинается праздник», – рассказывает председатель Союза художников Республики Мордовия Анатолий Баргов.

Многие этнографы считают, что у русского многоголосия мордовские корни. Судя по головному убору, в Москву с песнями приехали жизнерадостные эрзянки. 

«Трудно порой отделить, где начинается мордвин, а где русский человек. Мы себя и не отделяем! Если говорить о характере, это степенность, неспешность, основательность и в то же время задор. Если говорить о характере мордвы – в нашем языке нет слова "война"», – замечает заместитель председателя правительства Республики Мордовия – министр культуры Петр Тултаев.

200 работ, 60 авторов – это самая масштабная выставка мордовского искусства за последние десятилетия за пределами республики. Кинорежиссер Вадим Абдрашитов пришел посмотреть на зимние пейзажи своего земляка Алексея Козеева. Признается, на родине давно не был, однако, мордовскую атмосферу, которой пронизан столичный Дом художника, узнает.

«В Мордовии очень много поисков, много экспериментов. Это всегда обнадеживает. Выставка толково сделана, так как экспозиция принадлежит очень разным художникам. Это такой живой фронт», – делится впечатлениями режиссер.

Вышивка по методу предков здесь соседствует с современным литьем, народные промыслы – с современной скульптурой. Не будь этого 1000-летнего единения, мордовские традиции вряд ли смогли бы органично вписаться в современное культурное пространство, сходятся во мнении мастера.