03.02.2014 | 14:34

Экспозиция «Императорская Академия художеств. Искусство рисунка и акварели»

В Академии акварели и изящных искусств Сергея Андрияки открылась выставка «Императорская Академия художеств. Искусство рисунка и акварели». Не грандиозное здание и не тончайший пейзаж, а именно искусство наброска, как иногда называют рисунок, является наивысшей точкой в искусстве. Именно он – основа основ. Кстати, далеко не каждая европейская страна сегодня может похвастаться академической школой рисунка. В России эти традиции пока и хранят, и следуют им. На нынешней выставке около 70-ти работ студентов Императорской академии. Тем, кто сегодня мечтает не просто назваться, а стать художником, они послужат своего рода методическим пособием. Рассказывают «Новости культуры». 

Трудно поверить, что это учебные работы, сделанные за несколько часов, настолько совершенны. Обучение рисунку в академии начинали с - антики – так называли класс гипсов, воспроизводивших античные скульптуры. «Уметь нарисовать, а потом писать, без натуры, по памяти, знать натуру, этому надо учить», - убежден Сергей Андрияка.

После статики переходили к движению. В натурном классе работали с живым телом. К позированию привлекали рекрутов. Хорошо сложенные, выносливые - даже они не всегда выдерживали - падали в обморок после сеансов, длившихся по восемь часов. «Позировать было сложно, попробуйте стоять с вытянутой рукой или на одном колене, или изображать сложное движение, ракурс», - утверждает педагог Наталья Беседнова. Драпировки и костюмы изучали в манекенном классе. Написать падающие складки ткани на живой натуре было невозможно. Любое самое незначительное движение меняет их форму. На выручку пришли манекены.

«Ученик копировал рисунок», - отмечает педагог Дарья Фомичева. В элитный класс исторической живописи попадали те, кто безупречно рисовал человеческую фигуру. Здесь мало было только знания анатомии. Высшей оценкой считали единицу, потом двойку. Претенденты на золотую или серебряную медали получали и привилегированное место в классе. «Номер давал право сесть на лучшее место, стулья были расставлены», - говорит Наталья Беседнова.

К архитектурно-пленэрным работам допускали пенсионеров – так называли выпускников, получивших от академии стажировку в Италию или Францию. «Многих привлекали Помпеи, Брюллов в раскопках потом показал трагедию», - рассказывает куратор Валерий Верна.

Методику преподавания Императорской академии художеств Сергей Андрияка считает не просто уникальной для того времени, актуальной - сегодня. «Здесь была последовательность, поэтапность, тем, кто преподавал им, вменялась обязанность рисовать и писать вместе с учениками», - отмечает Сергей Андрияка.

Специально к выставке подготовлено учебное пособие, где представлены не только рисунки, но и редкие факты истории Императорской Академии художеств.

Новости культуры