03.02.2014 | 10:25

Кинодраматург Александр Бородянский отмечает 70-летие

Александр Бородянский любит повторять: «Я просто записываю кино, о котором мечтаю». 14-летним подростком он посмотрел фильм «Летят журавли» и твердо решил поступать во ВГИК. Со временем стал одним из ведущих отечественных кинодраматургов, автором сценариев нескольких десятков фильмов, многие из которых уже стали классикой: «Афоня», «Мы из джаза», «Зимний вечер в Гаграх», «Курьер». Сегодня Александр Бородянский принимает поздравления с 70-летием. Рассказывают «Новости культуры».

«Я могу написать что угодно и как угодно, но только не плохо», – говорит о своей работе Александр Бородянский. Он никогда заранее не планирует ни перипетий сюжета, ни финал – истории рождаются сами собой.

Пока фильм не снят, и работа над сценарием не завершена. Бородянский может написать текст за пару недель, а потом шлифовать месяцами.

«Я написал сценарий – его не ставят, я, можно сказать, все равно работаю, – рассказывает Александр Бородянский. – Это сериал о Джуне, она мой товарищ друг, я не хочу называть ее целительницей, она – необыкновенный человек. Он написан но его не снимают: говорят, надо еще подправить подделать».

Своего «Афоню» Бородянский придумал еще во ВГИКе. Несколько лет спустя его дипломный сценарий «Про Борщова, слесаря-сантехника ЖЭКа № 2» случайно увидел Георгий Данелия и съемки начались. Режиссер пригласил Бородянского смотреть кинопробы, присутствовать на монтаже и озвучании. Для сценариста это стало «школой кино», а история о безалаберном сантехнике принесла картине шумный успех.

«В те времена, это было “медийной фигурой”, как сейчас скажут, – вспоминает сценарист. – Сначала я начал сценарий писать, он был маляр, потому что я сам маляром работал. Потом я понял, что сложно и неинтересно на экране – красит кисточкой, а сантехник пришел, покрутил, три рубля ему дали… И я поменял профессию».

«Выбирать профессию для персонажа – дело ответственное», – не устает повторять Бородянский. Когда пишет, ощущает себя каждым героем. Так, перевоплощаясь и фантазируя, сценарист прожил сотни жизней: побывал и мастером чечетки из «Зимнего вечера в Гаграх», Яковом Юровским из «Цареубийцы». А своего любимца – курьера Ивана и вовсе, говорит, писал с себя.

Бородянский – большой поклонник джазовых ритмов. Когда начинал работу над сценарием «Мы из джаза», об истории направления знал немного. Собирая материал для картины, подолгу сидел в библиотеках и общался с живыми легендами – композитором Никитой Богословским и руководителем одного из самых известных джаз-оркестров Александром Варламовым. В итоге сочинил 8 версий сценария.

«У Саши эта вот краткость в диалогах – это замечательно, – отмечает народный артист России, актер, режиссер Александр Панкратов-Черный. – Очень много действия, атмосфера сцены. Тут есть для актера возможность, свобода придумывать, как посмотреть, как сказать. вот это пространство актерской игры создано драматургом».

Режиссером Бородянский становиться не думал, и, тем не менее, побывал. Фильм «Сны» по его сценарию должен был ставить Карен Шахназаров, но режиссер уехал на съемки в Америку. Бородянскому пришлось начинать работу самому.

«Он владеет великолепно организацией кино, – говорит Карен Шахназаров. – Пониманием, как его делать и, конечно, для него большой проблемы перейти в смежную профессию – режиссуру – нет. Его идеология в том, что главное – фильм, а не сценарий».

Иногда Бородянский появляется и на экране – по просьбам друзей-режиссеров: Меньшова, Абдрашитова, Хуциева. Из всех фильмов, снятых по его сценариям, у него два любимых «Город Зеро» и «День полнолуния». Бородянский берется только за те проекты, которые ему интересны и не обращает внимание на критику. Ведь вслед за своим любимым героем – курьером – он давно сформулировал самое заветное желание: мир во всем мире.

Новости культуры