31.01.2014 | 11:13

90 лет назад родился выдающийся режиссер Тенгиз Абуладзе

В своей работе Тенгиз Абуладзе шел по собственному, выстраданному пути. Режиссер всегда был одинок в своих утопических попытках соединить несоединимое: с одной стороны, тонкий визуальный рисунок, напоминающий фресковую живопись, с другой – психологическую гибкость и внимание к человеческой природе. Каждый кинематографический опыт давался непросто – словно забирая часть сердца мастера. Именно поэтому каждый его фильм становился событием. Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения кинорежиссера, народного артиста СССР Тенгиза Абуладзе. Рассказывают «Новости культуры».

Человек, желающий изменить страну, и изменивший ее – режиссер Тенгиз Абуладзе в своих фильмах говорил то, о чем молчали и даже не смели думать. Всего 7 картин – для него – семь жизней, пронизанные одной философией и поэтикой. Он бредил кино, но не любил сниматься сам. Еще в юности, с другом Резо Чхеидзе они написали письмо великому Эйзенштейну – искренне и наивно признавшись мастеру в любви к кинематографу. Получили ответ – с рекомендацией – поступать в ВГИК.

«Я помню их обоих, сейчас не могу в начале их разъединить, – говорит Марлен Хуциев. – Резо был такой немножко… Он так ходил, чуть-чуть вразвалочку. Тенгиз с самого начал выглядел аристократично, всегда подтянутый».

Первая же совместная картина Тенгиза и Резо – «Лурджа Магданы» – была отмечена в Каннах. Но Абуладзе постоянно искал свой, неповторимый почерк режиссера-неореалиста.

Так был создан фильм «Чужие дети». После обратился к языку иносказания – почти 20 лет снимал свою знаменитую трилогию-притчу.

Первый фильм – «Мольба» – в 68-м, по мотивам поэм Важи Пшавелы. Картину о поэте и его внутреннем мире снимали на техническую пленку. Из цветов – только черный и белый, без оттенков.

Мосфильмовскую копию «Мольбы» на русском языке отсматривали вместе с оператором Александром Антипенко. И спустя несколько минут режиссер назвал ее «халтурой».

«Тенгиз Абуладзе берет красный топор, открывает 8 частей, он взял 4 части и я, – вспоминает Александр Антипенко. – Мы кладем все это на плаху и начинает рубить. Разрубил, вся студия собралась».

В 77-м появилось «Древо желания». Кино о непонятых безумцах, мечтателях. Красивая и печальная история полна метафор и неопределенности. В то же время – насыщена реальностью грузинской деревни.

Первый вариант фильма – трехчасовой. Его сократили буквально за сутки – накануне сдачи в Госкино. По совету коллеги – Ираклия Квирикадзе.

«Я ему сказал то, что думается, он послушал, и сказал: да, но я завтра е еду в Москву, – вспоминает Ираклий Квирикадзе. – Я говорю: да, но сегодня же есть вечер. Мы зашли в монтажную, и если честно, то очень здорово сократили фильм. Он загорался чрезвычайно, с пол оборота, и сам уже стал еще больше резать фильм».

В 78 году, возвращаясь с показа «Древа желания», Абуладзе попал в автокатастрофу. Месяц находился на грани жизни и смерти. Тогда и задумал фильм, изменивший страну – «Покаяние».

Он снял его в 84-м, и два года лента пролежала на полке. Кино переснимали несколько раз – то актер, игравший одну из главных ролей, Герман Кобахидзе, за участие в захвате самолёта был приговорён к расстрелу. То пленку умышленно засветили. В то, что фильм выйдет на экраны, не верил даже оператор Михаил Агранович – только режиссер.

«Он подарил нам ощущение полной свободы творчества, – рассказывает Михаил Агранович. – Мы действительно были в этой работе свободны, выдумывали все, кто во что был горазд, потому что у всех было ощущение, что ее никто не увидит».

В Москве выстраивались огромные очереди на запрещенный когда-то фильм. Воспринимали его как общественно-политическое явление.

Покаяться, чтобы принять историю, простить тиранов и забыть страх. Он был уверен, что сможет изменить страну. Страна была готова.

К 90-летию со дня рождения Тенгиза Абуладзе смотрите сегодня сразу после ночного выпуска «Новостей культуры» художественный фильм «Древо желания».

Новости культуры