31.01.2014 | 13:22

В столице открылась выставка "Макс 100. Кот истории"

В Музее современной истории России открылась выставка «Макс 100. Кот истории». Она приурочена к столетию со дня рождения Макса Бирштейна. Частью его художественного мира были кошки-сувениры, они и стали проводниками по экспозиции, которая состоит из нескольких разделов: «Россия», «Грузия», «Азия» и «Север». Макс Бирштейн в поисках необычных сюжетов, легко пересекал границы между жанрами и государствами. Результат представлен на выставке. Рассказывают «Новости культуры».

В жизни Макс Бирштейн больше напоминал голливудского киногероя, чем советского художника. Щеголял в цилиндре и бабочке. В гостиницах его иногда принимали за интуриста. Он любил жизнь, живопись и море. Полжизни провел в путешествиях по миру. В 56-м устроился матросом на корабль, шедший из Калининграда во Владивосток.

«Ужасно был счастлив, что его взяли на корабль моряком, и вот это была полукругосветка, – рассказывает дочь художника Анна Бирштейн. – Его записали матросом, но, конечно, он там жил, как художник. Не выполнял работу матроса».

Его первое путешествие состоялось в Самарканд во время войны, куда было эвакуировано Суриковское училище, где он тогда учился. Потом он поедет на Север, на Белое море. Доберется до Чукотки. Результатом этой поездки стала целая серия картин.

«Вот олени – такие специальные персонажи, – поясняет куратор выставки Георгий Никич. – А вот люди. А вот какое-то событие произошло странное. Что за странное событие? Сталин умер. Как это видно на Чукотке? Странная маленькая картина, стоит того, чтобы на нее поглядеть».

Картины о жизни советских оленеводов, написанные с натуры, то немногое, что с оговоркой можно считать выполнением официального заказа на производственную тему. Макс Бирштейн состоял в союзе художников, принимал участие в коллективных выставках, но его искусство оставалось вне идеологии.

«Он никогда не изменял ни высоким идеалам искусства, ни своему художественному дару, – рассказывает историк искусства Леонид Бажанов. – Не приспосабливался и не предавал этические, нравственные человеческие ценности во имя этого комфорта. Искусства ему давало защитные очки и возможность видеть мир взглядом художника».

Макс Бирштейн пересекал границы не только между государствами, свидетелями чего являются привезенные из разных концов света фарфоровые кошки, но и границы между жанрами. Ученик Тышлера, Грабаря и Фалька, он также может считаться последователем французских импрессионистов. Мир Макса Бирштена гораздо шире того реального земного шара, который он объездил за свою долгую жизнь.

Новости культуры