27.01.2014 | 11:01

В Михайловском театре все готово к премьере оперы «Царская невеста»

В Петербурге, в Михайловском театре, завтра премьера – опера Римского-Корсакова «Царская невеста». За то, чтобы постановка соответствовала высочайшему монаршему уровню, а смотрины и сватовство прошли честь по чести, за высокие и низкие чувства героев – за всё это отвечает режиссёр Андрей Могучий, который давно прославил себя сценическими экспериментами. По его словам, в опере он, наконец, получил то, чего ему самому не хватает – ограничение, «некую заданную, математически выверенную константу, с которой ты должен взаимодействовать». Для Андрея Могучего это опера о тотальной, космической любви. Сообщают «Новости культуры».

Это далеко не первая «Царская невеста», которую выдают на сцене Михайловского. Именно этой оперой в 44-м открывался сезон, когда театр только вернулся в Ленинград из эвакуации. И теперь эти первые после блокады афиши - как увертюра к премьере. Спустя ровно 70 лет здесь все та же вечная история о любви, но только - в абсолютно новом звучании.

На сцене - хоровод исторических эпох. Действие - уже не так сильно привязано ко временам правления Ивана Грозного, как в либретто. Под огромным портретом царя - толпы демонстрантов с гвоздиками - явный намек на советское прошлое. Эта временная эклектика словно приближает героев к современному зрителю.

«Для меня "Царская невеста" - это история про конкретных людей - про таких, как мы с вами. Контекст, как в этой опере, существует и существует в нашей жизни - но он существует каким-то признаками. Крупный план - это люди и крупный план - это любовь», - считает режиссер-постановщик Андрей Могучий.

Для Андрея Могучего, известного своими творческими экспериментами, это первая постановка в репертуарном оперном театре. И в ней - множество приемов театра драматического - характеры героев он подчеркивает игрой теней, на сцену прямо во время действия выпускает рабочих, которые ставят декорации, самих артистов просит не играть, а делать все как в жизни. Так что оперные партии теперь исполняют даже лежа, а в сценический костюм перед выходом раскладывают реквизит.

Баритон Александр Кузнецов - он же боярин Грязной - на самом деле не курит. Эта россыпь спичек в разных сценах олицетворяет либо закуску для гостей, либо отравленное зелье. Все продумано до мелочей - даже у деревянной дощечки на руке сразу несколько смыслов.

«Кто-то видит в этом современные какие-то пародии на компьютеры, на айфоны, айпады и прочее - ну, может быть, это какая-то рана, которую Грязной бередит. Вот в течение спектакля, пока он не принимает какое-то решение», - говорит артист Михайловского театра Александр Кузнецов.

В основе сюжета - классический любовный треугольник. Казалось бы, все просто - завистливой Любаше нравится боярин Грязной, он же влюбляется в Марфу. Царскую невесту, которую сам Иван Грозный выбирает из более, чем двух тысяч девушек. Эти смотрины - все равно что сейчас конкурс красоты, а женитьба - социальный лифт наверх. Но словно обрекая царскую невесту на трагический финал, белые платья залили вином еще в самом начале спектакля.
«Я играла историю девочки, которая жила в своем городке, которая привычным образом дружила с мальчиком по имени Ваня - и так случилось, что ее отобрали в красавицы - вот видите, выиграла конкурс красоты. Вот ее и отравили злые конкуренты в лице Любаши. Любаше досталось второе место - она этого не пережила», - объясняет артистка Михайловского театра Светлана Мончак.

В Михайловском очень не хотят сравнений с последней версией оперы, которая три года назад шла здесь в постановке Гаудасинского. Уверяют - теперь, когда заново прочитали даже хрестоматийную партитуру Римского-Корсакова, получился уникальный симбиоз музыки и сценического искусства.
 

Новости культуры