24.01.2014 | 11:05

Воссоздать жизнь художественной Москвы конца ХХ века решили на выставке "Реконструкция 2"

«Назад в 90-е» – такое путешествие во времени покажется привлекательным далеко не каждому. Но если речь идет об искусстве – другое дело. Новые имена, неслыханные акции, большие перспективы – всё это приметы того времени. В столице представили проект «Реконструкция». Вернее, уже вторую его часть. Первая, прошедшая этой осенью, была попыткой осмыслить столичную художественную жизнь начала 90-х. Выставка вызвала интерес не только у публики, но и у западных критиков и кураторов. Нынешнее продолжение проекта посвящено главным событиям российской арт-сцены с 95 по 2000 год. Рассказывают «Новости культуры».

«Реконструкция 2» – об искусстве середины 90-х – начинается с проекта о тех, кто создает ту самую художественную жизнь столицы. На фотографиях участники российской арт-сцены. Владимир Фридкис делает акцент на лицах, жестах, подчеркивая неоднородность и противоречивость своих героев.

«20 лет назад возникло время, когда искусство вышло на поверхность, в Москве была невероятно активная жизнь, – говорит куратор выставки Елена Селина. – Но она развивалась в квартирах, мастерских художников, то есть двадцать лет назад никто не знал этих художников, не было ни одной галереи. Проекты второй половины девяностых невероятно легко понимать, потому что это уже не поиск, а, скорее, высказывание».

Вместо ракет – соковыжималки и принтеры. Тема конверсии – перепрофилирование военных заводов для мирных целей и потребностей населения – стала актуальной в середине 90-х прошлого века. Задавались и вопросом – как подобные предприятия приспособить к нуждам искусства. Художник Дмитрий Гутов тогда выбрал завод по производству патронов для автомата Калашникова. Из подобных зарядов он создал железную конструкцию, напоминающую нотный стан. При этом автор уточняет – это партитура сочинения Шостаковича «Памяти Соллертинского»

«Такая перекличка со временем конверсии с одной стороны, а с другой стороны в это время начался штурм Белого дома, – говорит художник Дмитрий Гутов. – Эта вещь у него она чудовищно депрессивная это настолько соответствовала моему настроению 93-го года и как-то она очень резонировала с тем, что происходила за окном».

Разноцветные фантики под осколком стекла, засыпанного землей – те самые детские секреты, столь дорогие и близкие каждому – автор Вера Погодина реконструирует по-новому. Первоначальный проект, реализованный в 96-м, тогда разместили подо льдом.

«Я решила это перенести в художественное поле, – поясняет Вера Погодина. – Пригласила своих друзей-художников, и они мне сделали работы, которые было не жалко потерять, потому что работы, в результате, оказались на дне Патриарших прудов, потому что весной они утонули».

Александр Петрелли идею для своего проекта под названием «Галерея – Пальто» подсмотрел в фильме «Иван Васильевич меняет профессию». Идея понравилась и несколько «Пальто» были куплены вместе с их «художественным» содержанием.

«Я не выставляю своих здесь работ, потому что если свои буду выставлять – это будет необычный способ представить свои произведения, – говорит Александр Петрелли. – В данном случае выставка Владимира Дубосарского, ближайшее к нам пальто-выставка 96 года».

Помимо действующих экспонатов, к открытию выставки организаторы подготовили второй том «Реконструкции» – собрание уникальных историко-архивных материалов по истории московского искусства второй половины 90-х годов.

Новости культуры