26.07.2011 | 19:36

"Сильфида" Пьера Лакотта на московских подмостках

Французского хореографа Пьера Лакотта называют балетным археологом и хореографическим антикваром. Он знаменит своим умением бережно восстанавливать классику, очищая ее при этом от всего наносного. По гравюрам, по записям в старых партитурах Лакотт восстанавливает танец. Одна из самых знаменитых его реконструкций – балет «Сильфида», поставленный в 1832 году Филиппом Тальони для своей легендарной дочери Марии. Лакотт восстановил «Сильфиду» в 1972, и теперь ее впервые увидит Москва. С феями воздуха из балетной труппы Театра Станиславского и Немировича-Данченко познакомились «Новости культуры».

Анна Салмон без камеры не работает. Разбор полетов происходит сразу по горячим следам, прямо на репетиции. К сентябрю труппа должна быть готова к встрече с Пьером Лакоттом, а значит нужно овладеть старинным стилем, выучить много мелких движений. Балерины здесь должны летать, стать невесомыми, как феи воздуха.

Весь девятнадцатый век вокруг «Сильфиды» кипели страсти. Сразу два хореографа взялись за ее постановку – француз Тальони и датчанин Бурнонвиль. В 1832 году «Сильфида» появилась в Гранд Опера, опередив на четыре года свою копенгагенскую соперницу. Впервые балерины встали на пуанты, надели невесомые юбки-шопенки. Спустя почти сто пятьдесят лет Пьер Лакотт, сделал новую редакцию «Сильфиды». Теперь ее можно будет увидеть в Москве.

«Это старинный балет, и танцевать его непросто. Тогда девушки носили корсеты. Они стягивали грудь и талию, не позволяли высоко поднять руку. Амплитуда движения была другой. И для Лакотта главное – сохранить этот стиль, чтобы чувствовался запах романтизма», – говорит ассистент Пьера Лакотта Анна Салмон.

Юкари Сайто здесь, как дома. Станиславского и Немировича-Данченко – первый зарубежный театр, где она стажировалась. Приехала участвовать в новой постановке и встретила Аркадия Николаева – своего первого педагога. Он ученицу помнит и теперь помогает ей репетировать.

Всю репетицию Юкари проводит с записной книжкой. Она знает каждую деталь – Лакотт работал с ней в еще девяностых, когда тоже ставил «Сильфиду».

«Самое сложное – корпус вперед, пятая позиция, стопа, пятка. Тысячу раз говорил», – рассказывает балерина.

Репетируют сразу  четыре Сильфиды и три Джеймса. Для Олега Рогачева это первая главная роль. Здесь много работы стоп, прыжки. Об образе Джеймса много говорят ассистенты.

Первой Сильфидой была Мария Тальони, и на пуанты она тоже встала первой. Теперь каждая балерина мечтает прикоснуться к мифу. 

Две недели репетиций остались перед отпуском. Артисты получат домашнее задание – выучить свои партии к сентябрю. Осенью работа продолжится, но уже с Лакоттом.