23.01.2014 | 10:58

"Неладно что-то в Датском королевстве" или колядки на тему Шекспира.

В Москве продолжается фестиваль «Коляда-театр» «На Страстном». Гастроли екатеринбуржцев в который раз проходят с не меньшим аншлагом, чем выступления лучших европейских коллективов. Билетов не достать. Накануне показали «Гамлета». Кстати, после премьеры спектакля, которая прошла еще в 2007-м году, Николая Коляду самого иногда называют уральским Шекспиром. Рассказывают «Новости культуры».

Крыс Ганс – столичный житель и приглашенный артист. Уже второй год подряд в спектакле Николая Коляды Гамлет дарит его своей возлюбленной Офелии. Предметный ряд будоражит воображение и сплошь – настоящий. Топоры, ошейники, куриные лапы и кости для собак.

«Это у меня такие вот руки будут – продолжение рук, – показывает заслуженная артистка России, исполнительница роли Гертруды Ирина Ермолова. – Это привязываться будет к моему ошейнику – я буду ими как руками работать. Потом они у меня отпадают где-то к концу спектакля. То есть их не будет. Очеловечивание происходит постепенно».

Ирина Ермолова, прима «Коляда-театра», некогда Джульетта в одном из его спектаклей, ныне – Гертруда. Героиню свою защищает: не злодейка, мол, заблуждается и любит со всей искренностью. Вообще в первом действии спектакля режиссер собрал, кажется, все возможные штампы постановок о принце датском. Страшно этим доволен, веселится от души вместе с актерами. Коляда сам на сцене – в роли тени отца Гамлета.

Оформление сцены – набор картин разных художников из разных эпох, к «Гамлету» никак не относится. Это – культурные коды, которые хотелось использовать, поясняет Коляда. Когда играли спектакль в Париже, рабочие сцены обозвали декорацию Лувром, а La Mond дала положительную рецензию с названием «Дикий театр из Сибири». После этого уральскому коллективу уже ничего не страшно: ни непонимание их задумки, ни избалованность столичной публики.

«Супротив обычных Гамлетов наш Гамлет по сути – первая полвина первого акта – отрицательный герой, – рассказывает исполнитель роли Гамлета Олег Ягодин. – Капризный, моя мама, когда смотрела спектакль, сказала: это больше на Калигулу похоже, избалованный, инфантильный».

Олег Ягодин когда-то играл у Коляды Ромео. Нынешнего своего Гамлета любит очень и понимает. Знаменитый монолог «быть или не быть» читает во втором действии – серьезном. Коляда признается: в этот момент всегда слушает Ягодина-Гамлета из-за кулис и всегда плачет.

«Я хотел поговорить про то, как из звереныша вырастает человек, – поясняет Николай Коляда. – Там в финале Олег лежит голый в центре и сверху льется вода. Для меня это символ – образ как зернышко, которое положили в черную землю и поливают водой».

В жизни зверёныш нечасто превращается в человека. Обычно в итоге та же крыса – только сильнее и больше. Может быть, поэтому и повзрослевший на этой сцене Гамлет между «быть или не быть» выбирает – не быть.

Новости культуры