22.01.2014 | 11:06

Скульптор Леонид Баранов представил московской публике своих единомышленников в искусстве

О том, что такое современное искусство, можно спорить бесконечно – что и происходит. Одна из самых элементарных дефиниций звучит примерно так: это попытка художника осмыслить современную реальность. Но время-то у каждого своё, а значит, для этой попытки есть более точное определение. «Своевременное искусство» – так скульптор Леонид Баранов назвал выставку своих работ – и работ своих друзей. Рассказывают «Новости культуры».

Леонид Баранов так похож на этот образ с портрета, которому уже несколько десятков лет. Не верится, что скульптор только что отметил 70-летие. Одна из главных линий его творческой судьбы – скульптуры исторических деятелей. Каждая такая работа для него – еще и серьезное исследование.

«Любая работа художника – это вся жизнь плюс один день, – говорит Леонид Баранов. – Конечно, на такую работу идет не один день, а много. Но начинается с интереса до того, как ты начал работать».

На этой выставке – ретроспектива и контекст. Уникальный для мира художников случай: автор в рамках собственной выставки поделился пространством. Представил творчество друзей. Однокурсница по Суриковскому училищу – Татьяна Назаренко – тут сразу в трех измерениях. Близкий друг, модель, автор. Точек пересечения – много.

«То, как Леонид Баранов лепит своего Пушкина или своего Гоголя – совершенно другой, не иконографический образ, – говорит Татьяна Назаренко. – Так же, как в этой картине у меня Суворов, который везет на казнь Пугачева – тоже не иконографический образ. Мы пытались сделать по нашему пониманию, свое ощущение истории».

«Изгнание из Рая». Адам и Ева похожи на Пушкина и Гончарову. В фигуре изгоняющего читается Достоевский. У Баранова в известных сюжетах, в узнаваемых образах – всегда есть дополнительные смысловые слои.

Пушкин в образе Вакха. Бюсты классиков – в часовне. Голова Петра – даже не на блюде, под блюдом. То ли аллюзия на Иоанна Крестителя, то ли на Олоферна, то ли отсылка к ненасытности императора. Все эти исторические «недостоверности» – чтобы отшелушить мифы. Попытка понять, какими эти люди были по-настоящему.

«Внутри спрятана компонента сюрреалистическая, – отмечает искусствовед, жена Л.Баранова Светлана Джафарова. – И магического реализма. То, что проходило западное искусство, все было очень хорошо воспринято нашими художниками. Вся эта выставка – про преображенное искусство. Претворенное».

«Это гуманистическое искусство, то есть направленное к человеку, – поясняет Леонид Баранов. – Оно все время говорит о человеке и к нему обращается. Даже если есть какие-то вещи условные, они все равно обращаются к человеку. И вот это гуманистическое начало, я думаю это сейчас самое главное для нас».

Критики о Баранове говорят парадоксами. Представитель элитарного стиля, для которого скульптура в высоком смысле – не главная цель. Работает не ради красоты. С помощью скульптуры он хочет сказать нечто иное. Само послание, как всегда у больших художников, конечно – тайна. Разгадывать ее каждому – самому.

Новости культуры