27.07.2011 | 10:47

75 лет со дня рождения Мариса Лиепы

Сегодня исполняется 75 лет со дня рождения Мариса Лиепы. В истории советского балета судьба этого артиста – одна из самых блистательных и драматических. Ученику Рижского хореографического училища было 13 лет, когда он поставил себе цель - станцевать в Большом театре. В 25 Лиепа был принят в главный театр страны. В 33 года исполнил главную партию в своей карьере: Красс в «Спартаке» стал и творческим триумфом, и вторым «я» артиста. Его не стало в 52, не выдержало сердце. Когда вся жизнь отдана большой цели, меньшее принять трудно. Рассказывают «Новости культуры».


Драгоценная балетная реликвия – костюм древнеримского полководца Марка Красса работы Симона Вирсаладзе – бережно хранится по сей день. Почти полвека назад, 9 апреля 1968 года, в этих доспехах на сцену Большого театра вышел Марис Лиепа. Партия в «Спартаке» Юрия Григоровича стала ключевой в карьере танцовщика. На сцене любимого театра он более сотни раз перевоплощался в неистового защитника старого Рима, за это время успел сразиться с несколькими Спартаками. Но самым ярким считается дуэт Лиепа - Васильев.

«Есть роли, когда вам кажется, что человек на сцене не играет, он живет, - говорит  Владимир Васильев. - С ним мне было танцевать одно удовольствие, потому что я всегда видел его глаза, я всегда чувствовал  единение. Всегда он меня заставлял опять же моими красками, и в наших диалогах всегда это чувствовалось, как мне кажется».

Над этим образом Лиепа работал скрупулезно, с упоением прорабатывая каждую деталь. Напряжение перед спектаклем сравнивал со сжатой до упора пружиной, которая непременно должна распрямиться, взорваться на сцене. В гримерной за подготовкой артиста к выходу часто наблюдали его дети.

Дочь Мариса Лиепы, народная артистка России Илзе Лиепа вспоминает:  «Это было особое время. Мы понимали, что в гримерной не может быть никакого баловства, разговоров, хотя мы были очень маленькими, но в гримерной надо было сидеть тихо, не разговаривать, не подглядывать в зеркало, как он делает грим, ему это мешало. У него всегда было нервное напряжение перед спектаклем, и это нервное напряжение передавалось и нам. Передавалось как ощущение чего-то невероятно серьезного».

Партия Красса по роковому стечению обстоятельств стала последней, исполненной Марисом Лиепой на сцене Большого театра. Любовь к нему родилась еще в детстве, когда Марис Лиепа впервые увидел здание главного театра страны. Тогда его класс из Риги приехал в Москву на Всесоюзный смотр хореографических училищ. До Большого в его карьере были Рижский театр оперы и балета и Театр Станиславского и Немировича-Данченко. Там к нему пришли главные партии в «Корсаре», «Жанне д’Арк», «Шехеразаде» и слава. Московская публика начала  ходить «на Лиепу», дожидаться его у подъезда, просить автографы.

Борис Акимов, ученик Мариса Лиепы, балетмейстер, народный артист СССР, рассказывает: «Красота была во всех его движениях, какая-то графика движения, он над этим работал. Он мне говорил всегда: "Боря, ты должен знать все – с первого шага, как ты выходишь на сцену и как ты уходишь,  до последнего шага".»

В Московском хореографическом училище танцовщику пророчили амплуа характерного артиста, но Лиепа грезил партиями героев. Не случайно под обложкой его дневника пряталась клятвенная надпись: «Я буду танцевать принца в "Лебедином озере"». Заветная мечта исполнилась в 1950-х: на гастролях в Будапеште он вышел в партии Зигфрида с самой Майей Плисецкой. Танцевал в дуэте с Лепешинской, Максимовой, Бессмертновой… Все они отзывались о нем как о замечательном партнере.

«Римма Клавдиевна Карельская мне как-то на репетиции сказала, что танцуя с ним "Лебединое озеро", она просто перепугалась, - говорит  сын Мариса Лиепы, народный артист России Андрис Лиепа. - В конце, когда она наклонилась над ним и должна была уйти после первого акта, вдруг поняла, что он отпустил руки. И как она держится, непонятно. Она сказала, что приложил как-то колено к ее икре и как-то нашел равновесие и отпустил руки. И она просто испугалась, потому что это было не отрепетировано, но так органично сделано».

Марис Лиепа первым обратился к забытым балетам Михаила Фокина. С благословения его сына восстановил романтический спектакль «Видение розы». Вдохновленная этой постановкой, скульптор Елена Янсон-Манизер, автор известных изваяний Галины Улановойи Майи Плисецкой, создала целую серию работ, посвященных Марису Лиепе. Одна из тех, что особенно нравились артисту, теперь должна стать памятником в его честь. Стоять скульптура будет в Риге, рядом с Театром оперы и балета. Так решили его дети Андрис и Илзе.

К 75-летию со дня рождения выдающегося танцовщика наш телеканал покажет гала-концерт «Посвящение Марису Лиепе». Смотрите его сегодня в 18 часов.

Читайте также:

Марис Лиепа. Полет души