20.01.2014 | 12:53

В Петербурге оцифровывают продуктовые карточки

Свидетельство страшных дней ленинградской блокады - продуктовые карточки. Когда-то цена этих клочков бумаги была равна человеческой жизни. Их потеря означала неминуемую смерть от голода. Как они выглядели? Электронные копии карточек появились в интернет-каталоге Президентской библиотеки. За каждой – человеческая судьба и трагедия осажденного города. Рассказывают «Новости культуры».

Крохотные блокадные карточки сканируют как можно бережнее. Они давали не просто хлеб или крупу – надежду жить, в самые тяжелые дни блокады. В 41-м печатали даже талоны на промтовары и скидки в рестораны – эти квитки так и остались целыми.

«Я смотрю на эти карточки и хочу верить, что они остались не отоваренными, не востребованными – только потому, что люди эвакуировались, уехали, увезли этих детей, а не... не самое печальное», – говорит ведущий специалист отдела сканирования Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина Лариса Коровкина

Увеличивая на экране цифровую копию, Лариса Коровкина словно пытается вглядеться в те страшные для Ленинграда годы. Ее семья тоже выживала под артобстрелами. Бабушка с двумя дочерьми и дедушка – весь свой паек, скудные 125 граммов, отдавал семье. Так и спаслись – ценой его жизни. А на память – даже тех карточек не осталось.

Эти в Президентской библиотеке – тоже случайная находка. Поделился частный коллекционер.

«Конечно, дух перехватывает – ведь за каждым документом, этой карточкой – судьба, жизнь человека», – признается начальник отдела сканирования Президентской библиотеки имени Б.Н. Ельцина Сергей Тихонов.

Теперь задача – отыскать потомков каждого владельца. Ведь обнаружили – именные талоны. Среди 50-ти документов - пропуск в столовую Дома ученых, выданный Тамаре Коростылевой. И карточки с ее домашним адресом.

Найти следы Тамары Коростылевой оказалось не так просто. За семь десятилетий многое изменилось. Вот дом номер 13 в центре Петербурга - только название улицы уже не Желябова, а Большая Конюшенная. Да и номер 14 на дверях - не совсем соответствует действительности. Когда-то здесь была большая коммуналка, потом ее разделили на несколько квартир поменьше, и люди, которые сейчас здесь живут, к блокаднице Тамаре Коростылевой не имеют уже никакого отношения.

Зато залы Дома ученых на Дворцовой набережной остались прежними. В великокняжеских интерьерах – когда-то дом принадлежал царской династии – и при свечах, в блокаду электричество отключили, здесь собирались академики и аспиранты. Столовую тогда сделали как на оборонном предприятии.

«Здесь был буфет – вот во всю эту самую стену, – поясняет ведущий методист Дома ученых имени М. Горького Российской академии наук Зинаида Уразаева. – Вот, до сих пор, здесь повсюду были столы - вот так же, как и сейчас. Были первое и второе – ну, это надо сказать, что это было очень жидко – если это был супчик, то там крупа – буквально надо было ловить ложечкой».

Бессменный сотрудник – работать начала как раз в блокадном 43-м – Зинаида Михайловна наверняка встречала здесь и Тамару Коростылеву. Но вот по фотографии - вспомнить ее не смогла. Правда, снимок уже послевоенный. В научных архивах он сохранился вместе с учетной карточкой – по ней и восстановили историю.

«Вот, Тамара Александровна – и здесь вот тоже Коростелева Т.А., старший научный сотрудник. Ну, вот, конечно, год уже 65-й – и по всей видимости, человек рос в научном плане – здесь она уже доктор биологических наук», – говорит главный специалист канцелярии Дома ученых имени М. Горького Российской академии наук Надежда Чистякова.

В нескольких строчках – по сути, вся биография. Работала в академии медицинских наук СССР, награждена медалью «За оборону Ленинграда». Более полные данные теперь рассчитывают собрать вместе - сами ученые и сотрудники Президентской библиотеки. Там уже составили запросы в городские архивы. А все блокадные карточки – в цифровом виде – выложили в Интернет-каталог. Вдруг среди читателей по всей стране найдутся родственники – ведь ни один житель блокадного города не должен остаться забытым.

Новости культуры