27.07.2011 | 19:32

Драматургия жизни Мариса Лиепы

Сегодня могло бы исполниться 75 лет Марису Лиепе. Одна из легенд прославленного советского классического балета, он мечтал танцевать до ста, но едва дожил до 53-х. Драматургия его судьбы была не менее яркой и драматичной, чем сценические жизни созданных им образов. В 25 лет Лиепа был принят в главный театр страны, о котором мечтал с детства. Он танцевал ведущие партии с лучшими балеринами, зрители в театр ходили «на Лиепу», а не на конкретный балет. В 33 года исполнил самую главную партию в карьере – Красс в «Спартаке». Мировое признание, всемирная слава, увольнение из театра, в котором служил 20 лет, «за профнепригодность», ранняя смерть и, видимо, бессмертие. Рассказывают «Новости культуры»

Разрешения на съемку добивались десять лет. В 1977 году начали работать по ночам, когда павильоны ленинградского телецентра были свободны. На старой камере, на которой снимали еще Веру Холодную. Екатерина Максимова пишет в воспоминаниях: «Не было ни декораций, ни костюмов, ни денег. Что-то шили на "Ленфильме" из каких-то остатков, что-то мне делали в мастерских Большого театра. Бижутерия вся своя, украшения свои». Телефильм «Галатея» появился не благодаря, а вопреки. И открыл новую страницу танцевального искусства – телевизионный балет.

«Он приехал идеально подготовленным. Он прочел Шоу, он посмотрел эскизы костюмов. Более приятного и тщательного человека в работе представить себе нельзя. Марис отсматривал, отсматривал и сам отбирал дубли. Он мог говорить и без акцента, но всегда говорил с акцентом», – рассказывает заслуженный деятель искусств России, режиссер Александр Белинский.

На даче под Петербургом мастер телеспектаклей вспоминает о немногих ленинградских проектах Мариса Лиепы. Была роль Рогожина в «Идиоте» зарождающегося театра Эйфмана и роль Хиггинса в «Галатее». Александр Белинский свел в одном танцевальном классе двух великих танцовщиков. Они демонстрируют азы классического балета. По пьесе «Пигмалион» Бернарда Шоу, только в искусстве танца. После премьеры все советские девочки хотели к станку. Учиться танцевать на пуантах. Сегодня этот фильм – уникальная возможность увидеть одного из самых блестящих мастеров балета ХХ века. Хотя, конечно, коронной партией была его работа в «Спартаке».

Спартак – Владимир Васильев – увидел в своем сопернике римском полководце Крассе великого танцовщика еще в московском хореографическом училище. Марис Лиепа приехал туда в 17 лет из Риги. Родители продали дом на взморье, чтобы сын смог учиться.

«Бог дал ему талант органический, органики в танце. У него были очень хорошие линии, настоящие, не тоненькие, не выхолощенные. Он самого начала заявил о себе, будущее было определено: он не может быть в кордебалете. Он хорошо держал, поддерживал своих партнерш, и каждая из партнерш на протяжении всей его жизни всегда очень уверенно чувствовала в его руках», – заверяет Васильев.

Исполнитель более пятидесяти сольных партий, в том числе Зигфрида в «Лебедином озере», Альберта в «Жизели», Принца в «Золушке» и «Спящей красавице», Ромео. Народный артист СССР, обладатель Ленинской премии, призов и премий Парижской академии танца и звания лучший танцовщик года в какой-то момент из-за конфликта с руководством Большого театра лишился права выходить на великую сцену. В 45 лет был отправлен на пенсию. Он даже не имел права прийти в театр, чтобы увидеть, как на сцену выходит его сын.

«Его не пускали в театр, как вы знаете, он был в ту компанию уволен. А Андрис танцевал "Щелкунчика", так Лиепа пробрался в театр и загримировал сына сам», – вспомианет Александр Белинский.

Унижения подкосили его здоровье. Марис Лиепа перестал танцевать. Писал в своем дневнике: «Бесперспективность... Для чего ждать, жить, быть? Я сижу днями дома без дела и убиваю себя в надежде на прекрасную, легкую смерть». Он умер от инфаркта как раз тогда, когда ему предложили основать свой собственный театр.

Сын великого танцовщика Андрис Лиепа расскажет о своем отце сегодня в студии «Новостей культуры». Не пропустите встречу в ночном выпуске новостей

Читайте также:
75 лет со дня рождения Мариса Лиепы