13.01.2014 | 14:04

Заключительный концерт Московского Рождественского фестиваля

На заключительном концерте Московского Рождественского фестиваля классической музыки главным действующим лицом был орган. Проводы Рождества в столичном Доме музыки прошли под звучание органных сочинений Баха, Мендельсона, Франка и Видора. В этом концерте строго сработал главный принцип фестиваля – никаких религиозных или конфессиональных ограничений при составлении программы. В ней только лучшие музыкальные произведения, рождённые в разные эпохи и в разных странах. Рассказывают «Новости культуры». 

Кажется, что количество рождественских музыкальных фестивалей, которыми пестрят московские афиши в новогодние каникулы, не поддается никакому счету. Но этот цикл концертов классической музыки, по словам устроителей, отличается от «собратьев». И не только своей продолжительностью – программа фестиваля рассчитана на целый месяц, – но и широким «жанровым ассортиментом».

«У нас жанры все классической музыки, в этом году география их тоже расширилась, потому что появился еще джаз, которого не было в прошлом году, и появился балет для детей, которого тоже не было в прошлом году. Поэтому была и симфоническая музыка, и хоровая, и джаз, и балет, и орган – все, что составляет классическое наследие», - рассказывает художественный руководитель проекта Александр Абрамов.

Финальную точку в этом «разножанровом калейдоскопе» поставил известный органист Александр Фисейский. С инструментом в Доме музыки он на «ты» – был одним из первых, кто опробовал творение немецких мастеров, что называется – на практике. Программу концерта составил максимально разнообразную, ориентированную на публику с самыми разными вкусами: Вариации и сонаты Мендельсона, Пастораль Франка, Токката Видора и непривычная подборка произведений Баха, в которой – и ранние, малоизвестные произведения.

«Обычно все органисты играют самые известные вещи, которые, естественно, являются шедеврами. Но когда сыграешь все произведения, то начинаешь понимать, как Иоганн Себастьян Бах шел к созданию этих шедевров. Видно, как он нащупывал пути, подходы к этим поздним опусам, которые, действительно, поражают своим совершенством», - отмечает органист Александр Фисейский.

Три сотни произведений для органа Баха – далеко не все, что создал композитор. Некоторые его вещи были утрачены навсегда, другие заново открылись публике только в XXI веке. Музыкантов ждет еще немало откровений – они сокрыты в не до конца изученных рукописях творца – в библиотеках и архивах. Так что автор, без которого уже никак нельзя представить себе органную музыку, еще не раз удивит искушенного слушателя, считает Александр Фисейский. И, пожалуй, человеку, заслужившему звание «король органной музыки», можно беспрекословно доверять.

Новости культуры

 

Читайте также:

В Доме музыки открылся Рождественский фестиваль