09.01.2014 | 17:28

Московский зоопарк готовится к 150-летию

В нынешнем году столицу ждёт грандиозный юбилей – исполняется 150 лет Московскому зоопарку. Один из старейших в Европе, он был организован Русским Императорским обществом акклиматизации животных и растений. С самого начала одной из задач было не развлечение посетителей, а проведение научной работы. Те же приоритеты сохранились и сегодня. Чем живёт Московский зоопарк зимой и как готовится к юбилею, выясняла съемочная группа «Новостей культуры».

Зоопарк зимой выглядит непривычно безлюдно. Большинство животных переведены в теплые вольеры. Посетителей тоже совсем не много. Все это создает иллюзию зимней спячки, точно как у здешнего любимца – бурого медведя. Однако первое впечатление – обманчиво. На самом деле активная жизнь в Зоопарке не прекращается ни на день.

В научном центре зоопарка Ирина Вощанова изучает поведение белых медвежат, переселенных от матери. На экране видно, как медвежонок крутит головой – с большой амплитудой. Вскоре вместе с этим движением он начнет пятиться. Выглядит забавно, но на деле – это патологическое поведение. Если понять его причины, можно значительно улучшить жизнь зверей в неволе
«Иногда по незнанию, люди говорят: посмотри, он танцует, - поясняет Ирина Вощанова. – Вот это как раз по той причине, что животные во время совершения этих отклоняющихся от норм поведения движений двигаются по-другому: более пружинисто, ритмично, что создает ощущение танца… Видимо, состояние от повторения одного и того же движения облегчается. И животное начинает этим пользоваться».

В соседней лаборатории измеряют нильского крылана. Процедуру крылан переносит спокойно – его предки освоились и впервые начали размножаться именно в Московском зоопарке.

В лаборатории по изучению беспозвоночных животных и морских рыб пахнет солью и йодом. В аквариумах беззаботно резвятся те, кто составляет заботу заведующего отделом беспозвоночных животных и морских рыб Сергея Попонова. Здесь и рыбы-апагоны, у которых самец вынашивает икру во рту, и анемоновые рыбы – совсем недавно партию, выращенную в зоопарке, с гордостью отправили в Дальневосточный океанариум. А еще порадовали, наконец, морские коньки – начали размножаться в неволе. Все потому, что постепенно удается решать главную проблему – подбора корма, точно повторяющего морской состав. Рыбы повеселели, узнают в лицо тех, кто их кормит. Однако в некоторых вопросах остаются непреклонны. Сергей Попонов рассказывает: «Когда приходят фотографы – наш штатный фотокорреспондент (мы уже несколько десятков лет пытаемся заснять отдельные экземпляры рыб – не может сфотографировать), – рыба видит и прячется».

Сегодня, говорят в зоопарке, меняется сам подход к делу. Раньше приоритетным было удовольствие посетителей. Сейчас главное – интересы животных, научная и образовательная деятельность. Выгода все равно обоюдна: счастливое животное – довольные визитеры, потому сотрудники научного отдела совершенствуют методы взаимодействия с животными.
Елена Непринцева, зав. отделом научных исследований, говорит, что о дрессировки речи не идет: «Это не столько дрессировка, навязывание своей воли животному, сколько взаимная поведенческая подстройка. И большинство зоопарковских животных охотно идут на такой контакт с кипером. Могут даже позволить подойти к передней решетке, подставить лапу или хвост для укола или взятия крови – совершенно добровольно».

Директор зоопарка Сергей Попов отмечает, что в России нет специальных учреждений, готовящих профессионалов для работы в зоопарке. Опыт передается на месте – из рук в руки. Сюда приходят профессиональные биологи и зоологи, и те, кто с детства посещал КЮБЗ – Юннатский кружок при зоопарке. Нынешний директор, кстати, из их числа. Однако самым важным критерием при приеме на работу является нечто большее: «Уважительное отношение к животным. Я подчеркиваю: не любовь, потому что любовь очень часто бывает эгоистичной и ведет к тяжелым последствиям при общении с животными, как и между людьми тоже. А именно уважительное отношение – вообще-то твои подопечные имеют право на некоторое свое мнение, свои желания. И ты обязан с этим считаться».

Евгений Давыдов в зоопарк попал случайно, почти 50 лет назад. Теперь отвечает за млекопитающих. Шутит: всего на год пропустил столетний юбилей, теперь 150-летний будет праздновать. Давно изучил не только повадки, но и характеры и порывы животных, которые, бывает, никакой наукой не объяснишь. Что, например, может быть общего у необщительной одинокой зебры и молодого бравого кенгуру?
«Кенгуру залез к зебре. Зебра сперва покосилась, а потом смотрим, нет, ничего. Мы, конечно, такого не допускали, что это вдруг – зебра! – они же и по своим ареалам не совпадают, это как-то не научно, мы его отделили. На следующий день приходим – они опять вместе, – рассказывает Евгений Давыдов. – Они сперва дружно ели из миски зебры им весело было, потом шли и съедали у кенгуру – это вроде как лакомство. И он ее уже прекрасно обнимал, такая любовь. И мы уже написали этикетку, что мы животных, хоть они и не совпадают по ареалам, но из-за их трогательной любви держим вместе».

В ближайших планах зоопарка – закончить, наконец, на много лет затянувшуюся реконструкцию, которая даст нужное количество теплых вольеров и возможность показать людям животных, которые сейчас вынуждено скрыты. И тогда сам собой развеется миф, который печалит директора: якобы зимой зоопарк не работает.

Новости культуры