29.07.2011 | 11:42

Выставка Виктора Голявкина. "Русский сезанист" и его работы

В среде художников его называли «русский сезанист», среди писателей он слыл «играющим со словом». В Петербурге открылась выставка Виктора Голявкина - популярного детского писателя, иллюстратора детской книги 1960-70-х годов. Взрослая проза автора распространялась в самиздате. То же и с живописью: выпускник Академии художеств имени Репина, постоянный участник всероссийских выставок, он многие свои вещи предпочитал не экспонировать. Виктора Голявкина не стало в 2001 году. Первая посмертная выставка из семейной коллекции мастера получила то же название, что и одна из его книг – «Все будет неплохо». Рассказывают «Новости культуры».

Кадры из фильма «Мой добрый папа», сценарий к которому написал Голявкин: яркое солнце, южный колорит Баку, мальчишки, чье детство прошло в годы войны. Именно такое творчество Виктора Голявкина было знакомо советскому читателю. Это не случайно. Быть детским писателем и иллюстратором собственных рассказов было безопасно. Прозу для взрослых - с еле прикрытой сатирой между строк  - печатать боялись. И не даром. Крошечный рассказ «Юбилейная речь» в год 75-летия Брежнева на страницах журнала «Аврора» современники назвали «Вторым залпом Авроры». Такой был эффект!

Валерий Новичков, главный редактор журнала «Аврора», говорит: «Поставили знак равенства между писателем, вымышленным героем из этого рассказа и тогдашним генсеком ЦК КПСС. Вот такие аналогии были сделаны. Это тогда нашумело, тираж был снят и зарезан».

Сам Виктор Голявкин не знал, кто же он больше - прозаик или живописец. Он был художником в широком смысле этого слова. С утра мог взять ручку и написать короткий рассказ, а после этого несколько часов провести за мольбертом. Два вида искусства помогали раскрыть две стороны его характера.

«Раз светит солнце, мир играет красками, значит, живопись должна быть на радость людям, - говорит  вдова Голявкина, прозаик Людмила Бубнова. - Он так считал, а остроту всяких жизненных ситуаций он как раз выражал больше в прозе».

Яркие, сочные, написанные уверенными широкими мазками - в живописи Голявкина чувствуется дух солнечного Баку, где прошло его детство. Его картины в 1950-х могли произвести маленькую революцию, уверены сегодняшние художники. Но Голявкин свои работы почти не выставлял. Боялся быть непонятым.

Александр Сайков, художник-архитектор, директор выставочного центра петербургского отделения Союза  художников России, рассказывает: «Эффект очень серьезный был бы. Может, он получил бы нарекания по партийной линии. Наверняка. Такая экспрессивная живопись! Буквально выплескивается за пределы произведения. Она, конечно, имела бы взрывной эффект».

Про Голявкина говорят, что он обогнал свое время как и всякий большой художник. Это и к лучшему, ведь сейчас его живопись, а особенно острая, сатирическая проза, нисколько не устарели.